117-я куйбышевская стрелковая дивизия 1-го формирования

ПЕРВЫЕ.

НА ЧЕТЫРЁХ ФРОНТАХ

окопная хроника боевого пути 117 сд

      
                                                         НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА -      117sd.wmsite.ru                             
                           


В данном разделе новостей нет.
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА -      117sd.wmsite.ru

2.2. На Украину.

2.1. Накануне.  |  2.2. На Украину.  |  2.3. Война!

     11 июня во взводах стрелковых полков прошли зачетные боевые стрельбы, в том числе из новой винтовки. 

     12 июня было обычным днем, шли занятия во всех подразделениях. Казалось, ничто не предвещало быстрых перемен. Привычная жизнь оборвалась разом...

     В середине дня в штаб дивизии поступила шифровка, в которой предписы­валось "немедленно дивизию в полном составе, со всем вооружением, техникой и имуществом в сжатые сроки передислоцировать по железной дороге к новому постоянному месту расквартирования".

 

Вспоминает бывший начальник штаба 321 озад лейтенант Рохманюк Михаил Дмит­риевич:

…11-12 июня 1941г. 117-я сд, находив­шаяся в Тоцких лагерях ПриВО получила распоряжение (я не пишу приказ, т.к. это была "шифровка") погрузиться в эшелоны и убыть в Белорусский военный округ.  Шифровка под роспись о неразглашении её содержания (цель заезда, что брать, как объяснить передислокацию) была доведена до командиров, зам. по п/части и начштабов частей! К этому времени части призвали из запаса "на летний лагерный сбор"  весь приписной состав, при­были большие группы командиров, досрочно выпущенных из военных училищ. Уже на второй день из лагеря были отправлены семьи командного состава, и нача­ли подавать под погрузку эшелоны со строгим лимитированием времени на по­грузку….

  

     Полковник Чернюгов С.С. и полковой комиссар Сегеда А.Т. были накануне вызваны в штаб округа в г.Куйбышев, их приезда ждали с минуты на минуту. Наконец, они прибыли, усталые, озабоченные и расстроенные. Начальник шта­ба дивизии полковник Старостин М.Ф. доложил командиру о шифровке.

     - Да, нас по этому вопросу и вызывали. Срок нам дают неделю. С завтрашнего дня под погрузку, по 5 эшелонов в сутки. В дальнейшем график отправки обещают ускорить, как справится железная дорога. Грузиться будем на станции Тоцкая. Вагоны, ко­нечно, двухосные. Маршрут движения: через Куйбышев на запад, так что иму­щество из Куйбышева возить не надо, будем грузить там. Задача переезда  огромной политической значимости. Надо тщательно продумать график переезда. Командующий войсками округа генерал-лейтенант Герасименко В.Ф. особенно обратил внимание на сохранение боевой готовности дивизии на всех этапах передислокации и соблюдении строжайшей революционной бдительности. Коман­диров, заместителей по политчасти и начальников штабов частей соберем через час в клубе, распорядитесь. А вы,- Чернюгов повернулся к Сегеде,- товарищ полковой комиссар, по своему плану и указанию Члена Военного Совета, да не забудьте провести работу среди жен командного состава. Я с дороги умоюсь и приведу себя в порядок", - закончил он.

     Видя, что Старостин продолжает стоять перед ним, Чернюгов добавил:

     - Че­рез 30 минут я буду готов обсудить с Вами график переезда частей дивизии к новому месту дислокации.

     - Товарищ комдив! Куда мы едем и с какой целью? - задал вопрос Старостин. Чернюгов внимательно посмотрел на своего начальника штаба, высокого, плот­но сбитого, в плавных кавалерийских движениях которого чувствовалось при­сутствие огромной внутренней силы. Старостин тоже взглянул в глаза команди­ра дивизии и впервые увидел в них тревогу.

     - Свои сомнения высказывать не хочу. Точную цель переезда я не знаю. Командующий нам сказал, что едем на Большие маневры войск, так и будем доводить до командиров и красноармейцев. Переезжаем на Украину, назад не вернемся. Точный маршрут движения и место выгрузки получим в штабе округа 14 июня. Все!- заключил Чернюгов и почувствовал, как привычное чувство уверенности и равновесия снова вернулось к нему.

     График переезда был утвержден с небольшими поправками на готовность окружных складов к выдаче и погрузке боеприпасов для полковой артиллерии. Командному составу частей дивизии было объявлено о предстоящей передисло­кации, о том, что брать с собой, и о необходимости отправить семьи на зимние кварти­ры, а лучше в родные места, о соблюдении строжайшей бдительности при под­готовке к переезду и оповещении личного состава только накануне погрузки в эшелон в соответствии с графиком переезда.

     В этот день командный со­став 240 и 275 стрелковых полков был по тревоге собран и получил указание немедленно приступить к подготовке предстоящей передислокации на запад. Курсанты школы МКС 240 сп начали сдавать зачеты. Напряженно работали штабы частей, организуя отправку семей командного состава штаба дивизии, 240 и 275 стрелковых полков в Куйбышев, Бузулук и в места проживания родственников, выписывали проездные документы, справки, аттестаты.

     До глубокой ночи не гасли огни в штабных бараках и домиках, где жили семьи командного и начальствующего со­става.

 

 Вспоминает бывший командир огневого взвода 9 батареи 707 гап лейтенант Вяткин Александр Андреевич:

…Окончив Томское артиллерийское училище 12.6.41г, я был назначен в Приволжский военный округ, в 707 гап 117 сд 21 армии. Полк находился в Тоцких лагерях.

…Из Томского училища в 707 гап было направлено 6 человек….

… Представился заместителю командира полка майору Осечкину. Он мне порекомендовал в лагерь не ехать, т.к. на днях все поедут на общевойсковые маневры на Запад. Помогал ему в организации погрузки тыла….

…Майор Осечкин: возраст примерно 40 лет, среднего роста, среднего телосложения, не жирный, узколицый….

 

     На рассвете 13 июня, еще не звучал сигнал "подъем", а горнисты 1-го и 2-го батальонов 240 сп уже протрубили боевую тревогу. Красноармейцы ската­ли палатки и строем направились на станцию Тоцкая. Начали подавать вагоны под погрузку.

     Сначала грузили имущество, матчасть и оружие батальонов, вплоть до мишеней и пирамид, грузили коней и фураж, набивали сена в товар­ные вагоны, где не было дощатых нар. Каждый взвод ехал в своем вагоне вме­сте с командиром взвода, командиры штаба и рот батальона ехали в отдельном вагоне. Старшим в эшелоне был командир батальона.    Затем грузились школа МКС и тылы 240 сп. Начальник и зам.начальника по политчасти школы остава­лись в Куйбышеве для формирования новых частей.

 

Вспоминает бывший  командир  9 роты 3 батальо­на 275 сп мл.лейтенант Леженин Федор Иванович:

…Однажды командир батальона ст.лейтенант Дитянцев П.И. собрал комсо­став батальона: беседовал с нами на разные темы, рассказывал о себе, как учился в академии и др. Здесь же было объявлено о необходимости устрой­ства своих семей, т.к. дивизия уезжает, а куда неизвестно. Командный со­став начал устраивать семьи. Моя семья была на месте, в селе Алдаркино, мне не было заботы.Через некоторое время дивизия начала выезжать.

Дошел черед и до нашего батальона. Мне было поручено собрать мишени и другое оборудование стрельб. Я взял повозки, привез все оборудование в ла­герь. Дитянцев и Яцкевич посмотрели: много занимает места, и решили все оставить в лагере. Погрузили батальон, один вагон был штабной. С нами ехал комиссар (зам.по политчасти) полка Чепкасов. Было строго приказано: никому не выходить. в Бузулуке мы должны были погрузить фураж для коней: сено, овес. На станции столько было народу! Встречали и провожали, в том числе и из Алдаркино. Никого не отпускали. Наша рота стала заниматься по­грузкой. Я подошел к комбату, Дитянцев мне разрешил алдаркинских выпус­тить повидаться с женами. Но моей Маруси не было, сообщили, что она ждет меня домой. Я им сказал, что вооружен до зубов, пусть не беспокоиться, скоро встретимся.

 Во время погрузки ко мне подошел мальчик лет 8-10 и спрашивает:

- Куда, дядя, едете?

       Я говорю:

- Куда повезут.

       Он говорит:

- Я знаю, куда вы едете. С немцем стукнуться!

     Я посмотрел на него, откуда мальчик может знать. Потом встретил знакомую женщину, работницу железной дороги, она сообщила, что день и ночь идут военные эшелоны. Да, тут уж можно было понять, что-то неладно!



Вспоминает бывший красноармеец 4 роты 240 сп Вафин Анвар Зариппович:

…13 июня 1941г. наш 240 сп погрузился на поезд и выехал из Тоцких лагерей. В пути всех интересовала причина выезда. Разные были догадки: общевойсковые учения, железнодорожные учения, помощь революции в какой-то стране, война с фашистами. Но мы не сомневались в одном, что скоро должна быть война, слишком много и громко го­ворили об этом в последние дни, кроме того, мы знали о некоторых военных перевозках с востока на запад….

 

Вспоминает бывший политрук саперной роты 240сп мл.политрук Наумов Степан Кузьмич:

…На рассвете 13 июня 1941г. нас подняли по тревоге. Мы быстро собрались и выстроились. Многим из бойцов выдали автоматические винтовки (до этого они были в секрете). После этого сразу же пешком мы направились на станцию Тоцк. Здесь нас ожидали воинские эшелоны. Мы бы­стро погрузились и тронулись (поехали) на Запад.

     14 июня мы проехали Пензу. В Пензе получили свежие газеты, используя материалы газет, я про­вел в вагоне беседу! Как сейчас помню, в центральных газетах было напечатано Опровержение ТАСС. В опровержении говорилась, в частности, о том,

что в западной печати появились сообщения о, якобы, переброске советских войск с Востока на Запад. ТАСС опровергал эти сообщении, со своей стороны сообщало о том, что в действительности из Иркутска перебрасывалось военное училище из-за отсутствия квартир.

     Лично для нас уже было ясно, что обстановка на Западе осложняется, что война, как говорят, на носу. Недаром же вся наша вновь сформированная 21-я армия уже находилась в пути на Запад….

 

Вспоминает Герасимова В.М. – дочь полковника Герасимова Михаила Александровича, начальника I-го отделения штаба 117-й сд:

…Отец мой, Герасимов Михаил Александрович, кадровый военный, воевал с немцами еще в 1917 году на фронтах первой мировой войны; в рядах Красной Армии с 1918 года, прошел всю гражданскую войну, с 1929 года служил на Дальнем востоке, участвовал в боях на КВЖД, затем в течение нескольких лет занимал должность начштаба известного 4-го Краснознаменного Волочаевского полка.

     В 117 сд в г. Куйбышев был переведен в самом начале 1941 года. Весной на­ходился в Тоцких лагерях.

     Утром 13 или 14 июня он неожиданно появился дома в Куйбышеве, и нам стало известно, что дивизия отправляется на маневры на Запад. Мы гуляли в этот день с отцом на Высоком берегу Волги (мама осталась дома гото­вить обед и собирать вещи). В этот же день во время прогулки по Куйбышеву вст­ретили М.Алексеева с семьей, а поздно вечером, вернее даже ночью мама ездила провожать эшелон….

 

Вспоминает бывший командир орудия 240 сп сержант Гвоздев Георгий Борисович:

…13 июня наша 117сд, погрузившись в вагоны, выехала в сторону Москвы. Блуждала по железнодорожным станциям и разгрузилась в Броварах возле Киева. Здесь нас и застала война.

  …И снова горнисты заиграли боевую трево­гу. Мы скатали палатки, где жили, погрузились в товарные заго­ны. И вновь, под пронизывающий свист паровоза, покатились по рельсам на Куйбышев, Сызрань, Пензу.

     "На Ленинград берем направление", загадочно поглядев на товарищей, заклю­чил Паша Толмачев. "Неужели ж к финской границе? "

"А что?- повернул к нему круглое лицо Иван Шведов."Все может быть, что там...ну, там зашевелились недобитые..."

"Ты, Иван, всегда много знаешь",- с упреком посмотрел на него Степан Сули­ма. "С финнами ж мир заключен".

"Верь этому миру",- быстро вскинул на Сулиму глаза Паша Толмачев."Все они капиталисты, вот главное...".

     Он не договорил: как-то сурово посмотрел на него Николай Жаднев, но ничего не сказал. Что-то очень твердое было в этом его взгляде, что подействовало на Пашу Толмачева!

     А эшелоны мчались один за другим. Паровозы густо дымили на подъемах и крутых поворотах, дым цеплялся за сучья деревьев, близко подступающих к

полотну железной дороги. Мелькали полустанки, оставались позади станции.

Ни командир нашей батареи младший лейтенант Андреев, ни политрук Пархимович не говорили нам, куда мы следуем. А догадки одолевали нас, мы пе­ребирали все возможные точки - куда?

     Ехали, много спорили, а потом, наго­ворившись, молчали. И тогда кто-нибудь из бойцов затягивал "Катюшу", все  в вагоне подхватывали эту песню, отводя душу.   

     Когда наш состав тяжело подкатился к границе Украины, то Паша Толмачев, хлопнув себя правой шер­шавой ладонью по широкому загорелому лбу, многозначительно изрек: "Вот, только теперь допер!.."

     И он рассказал, да чего "допер". "В 1939 году к нам присоединилась Молдавия - раз, Западная Украина - два, Западная Белоруссия - три, Прибал­тийские страны - четыре".

     "Присоединились, это факт,-подтвердил Иван Шведов,- ну я что из этого?"

"А то, что…Ну, значит, образовалось большое пространство нашей со­ветской земли промежду старой и новой государственной границами. Смека­ешь? Ежели, скажем, немецкие фашисты внезапно попрут на восток, то одних пограничников они быстро сомнут и покатятся на своих танках к Киеву, Оде­ссе, к Минску и Ленинграду. А ежели, допустим, наша армия из ПриВО и дру­гие армии, которые, как и мы, движутся с Урала, из Сибири, Средней Азии, станут на земле промежду новой и старой границами, подопрут своими крепкими плечами наших пограничников, то хрен собачий получат фашисты!".

     Вы­сказав это, Паша Толмачев просиял, серые глава его светились.

"Вот и нашлась светлая голова, рассудил",- после некоторого молчания сказал Николай Жаднов, и губы его сложились в иронической улыбке.

     "Точно, светлая! "- насмешливо усмехнулся и Николай Зорин."С Германией же заключен  договор о дружбе на двадцать лет!"…

 

Вспоминает бывший пом.начальника IV отделения штаба 117 сд мл.лейте­нант Копылов Николай Лукьянович:

…В первых числах июня месяца 1941 года дивизия была переброшена ж.д. транспортом в Белоруссию. Не доезжая г.Чернигова, в лесу была выгружена….

 

     Во второй половике дня на­чали погрузку в эшелоны артиллеристы 222 оптд и 3-й батальон 275 сп. Время погрузки эшелонов было строго лимитированным. Но красноармейцы работали дружно, перемена места поднимала настрой. В этот же день начали отправлять из Тоцкой свои семьи командиры в/ч 9902. Волна переезда захлестывала все больше и больше частей и подразделений дивизии.

 

Вспоминает бывший красноармеец 222 оптд Акритов Диоген Кирьякович:

…Летом 1941г. наша дивизия вы­ехала в Тоцкие лагеря за г.Куйбышевым для продолжения учебы. В середине июня наш 222 артполк выехал в Белоруссию, по-видимому, он первый выехал, а потом за нами стали выезжать остальные полки 117 сд. Нам сказали, что будут маневры с Украинским Военным Округом….

 

     Так же рано утром 14 июня начали погрузку 1-й и 2-й батальоны в/ч 9902, а затем тылы и её полковая школа. При погрузке личному составу выдали боезапас и паек НЗ на трое суток. С собой забирали даже доски показателей боевой учебы.

 

Вспоминает бывший писарь ПФС 820 сп красноармеец Сагадеев Фарид Хадыевич:

…13 или 14 июня, то есть за неделю до начала войны, наш лагерь по тревоге погрузился в эшелоны и направился на Запад (говорили, что начались железнодорожные маневры).    Через 2 или 3 дня спустя сообщили, что теперь наш полк именуется не в/ч 9902, а 820 стрелковый полк….

 

Вспоминает бывший командир пулеметного взвода 2-го батальона 275 сп лейтенант Шавкун Иван Яковлевич:

…14 июня 1941 года на совещании командного состава нам сообщили, что получен приказ 15 июня по тревоге начать погрузку в эшелоны, имущество, лошадей, фураж, матчасть, библиотеки, культинвентарь, вплоть до досок показателей боевой учебы. На погрузку отводилось два дня. 17 июня эше­лоны должны были отбыть в западном направлении на большие учения.

     В этот же день 14 июня комиссар полка собрал жен командного состава. Им сказали, т.к. в/часть убывает на большие учения, возможно, не возвратиться в Тоцк, кто желает, может от­правиться на зимние квартиры в Бузулук, где стояла часть, или по месту жительства семьи. В клубе, конечно, плач. Говорить об этом и командирам и солдатам и членам семей запрещалось….

 

     В этот же день выезжал на запад и штаб 117 стрелковой дивизии во главе с полковником Чернюговым С.С. и полковым комиссаром Сегедой А.Т.. Полковник Старостин Матвей Фадеевич оставался в Тоцкой до выезда из лагерей всех ча­стей и подразделений дивизии. Полковник Свиридов Пётр Иванович возглавил работу по обеспечению передислокации тыла дивизии. Начальники отделений и служб шта­ба дивизии с утра выехали в Куйбышев, чтобы организовать погрузку штабного имущества, оставленного в помещении штаба на ул.Красноармейская дом 4. Эти несколько часов, прерываемые неотложными делами по перевозке и погрузке штабного имущества, были для многих из них последним свиданием о семьей…

 

Из письма Старостиной Л.М, дочери полковника Старостина Матвея Фаддеевича:

…Отец отправил нас из Тоцких лагерей 17 июня 1941 года. Об отце, по рассказам мамы: был хорошим человеком, упорным достижении поставлен­ной перед собой цели. Фанатично предан армии: когда после окончания академии ему предложили остаться на преподавательской работе, он отбивался, как мог, мотивируя тем, что он строевой командир. С подчиненными был строг, но справедлив, по-видимому, его уважали, в доме всегда бывали командиры, сослуживцы отца, бывало шумно и весело….

 

     Поздно вечером сотни куйбышевцев провожали эшелоны на запад. Многие плака­ли, говорили, что скоро война "раз возят и грузят в эшелоны снаряды". Вой­на еще не укоренилась в сознании, но предчувствие большой страшной беды уже подступало к сердцу. Маршрут передислокации дивизии лежал через Сыз­рань, Пензу, Ряжск, Тулу, Сухиничи, Рославль, Могилев, Жлобин, Гомель, Чернигов. Срок прибытия и сосредоточения 117 сд был определен 24 июня 1941 года.

  

 

 

     В этот день 14 июня го всех газетах было опубликовано "Сообщение ТАСС" следующего содержания:

     Еще до приезда английского посла в СССР г.Криппса в английской и вооб­ще иностранной печати стали муссироваться слухи о"близости войны между СССР и Германией". По этим слухам: 1) Германия будто бы предъявила СССР претензии территориального и экономического характера, и теперь идут пере­говоры между Германией и СССР о заключении нового более тесного соглашения между ними; 2) СССР будто бы отклонил эти претензии, в связи с чем Герма­ния стала сосредотачивать свои войска у границ СССР с целью нападения на СССР; 3) Советский Союз, в свою очередь, стал будто бы усиленно готовиться к войне с Германией и сосредотачивает войска у границ последней.

     Несмотря на очевидную бессмысленность, ответственные круги в Москве все же сочли необходимым, ввиду упорного муссирования этих слухов, уполномо­чить ТАСС заявить, что эти слухи являются неуклюже состряпанной пропаган­дой враждебных СССР и Германии сил, заинтересованных в дальнейшем расшире­нии и развязывании войны.

ТАСС заявляет, что 1) Германия не предъявляла СССР никаких претензий и не предлагает какого-либо нового более тесного соглашения, ввиду чего и переговоры на этот предмет не могли иметь места; 2) по данным СССР, Герма­ния так же неуклонно соблюдает условия советско-германского пакта о нена­падении, как и Советокий Союз, ввиду чего, по мнению Советских кругов, слу­хи о намерении Германии порвать пакт и предпринять нападение на СССР, лише­ны всякой почвы, а проходящая в последнее время переброска германских войск, освободившихся от операций на Балканах  в восточные и северо-восточ­ные районы Германии связана, надо полагать, с другими мотивами, не имеющими касательства к советско-германским отношениям; 3) СССР, как это вытекает из его мирной политики, соблюдал и намерен соблюдать условия советско-германского пакта о ненападении, ввиду чего олухи о том, что СССР готовится к войне с Германией, являются лживыми и провокационными; 4) проводимые сей­час летние сборы запасных Красной Армии и предстоящие маневры имеют своей целью не что иное, как обучение запасных и проверку работы железнодорожного аппарата, осуществляемые, как известно, каждый год, ввиду чего, изображать эти мероприятия Красной Армии, как враждебные Германии, по меньшей мере нелепо".

     По разному воспринималось Сообщение ТАСС. Вопросительный тон текста вызывал тревогу, а открытая издевка над нелепостью распространяемых слухов о войне вселяла надежду, что войны удастся избежать.

 

     Вместе с тем в этот же день состоялось последнее большое совещание у Гитлера, на котором были заслушаны доклады командующих группами армий и танковыми группами о готовности к предстоящим действиям в операции "Барбаросса", на Сообщение ТАСС Германское правительство никак не отреагировало.

 

     Напряженные дни наступили для воинов 117 сд. 15 июня под догрузку было подано 10 эшелонов. Уезжали на запад: 105 орб, 240 обс, дивизионный госпи­таль, 322 лап в полном составе и оставшиеся подразделения 240 сп. Срок по­грузки каждого эшелона был сокращен вдвое.

 

Вспоминает бывший красноармеец 240 обс Першин Василий Фомич:

…12-15 июня 1941 г. погрузили в эшелон, якобы на учения. 21 июня вечером выгрузи­лись в Чернигове….

 

Вспоминает политрук штабной роты 240 обс Павлов Владимир Иванович:

…15-16 июня прямо из лагерей дивизия была переброшена под г. Чернигов…

 

     В пути следования запрещалось открывать двери и люки вагонов, выходить из вагонов в населенных пунктах, на остановках вдоль эшелона выставлялась охрана. При следовании через Куй­бышев старшие эшелонов получали в комендатуре маршрут и схему движения эше­лона.

     Опустела территория лагеря. Безжизненно торчали среди цветочных клумб и линеек палаточные гнезда, караульные грибки, спортивные сооружения. Умол­кли горны и барабаны, стихло ржание лошадей и треск тракторов.

     16 июня гру­зилась в/ч 4617 (ЦАМО, фонд 117 сд, опись 1 дело 2 лист 191), оставшиеся подразделения в/ч 9902 , 1-й и 2-й батальоны 275 сп. Красноармейцы из роты снайперов, созданной в 275 сп в период летней учебы, были направлены по своим подразделениям.

 

Вспоминает бывший заместитель командира 1 роты 275 сп мл.лейтенант Щупак Григорий Давыдович:

…Наш 275сп выехал из Тоцких лагерей 17 июня, мы выехали пос­ледним полком из 117сд. Первыми выехали 240сп и 269сп, видимо, их застало объявление войны в г.Чернигове….  

 

Вспоминает бывший командир пулеметного взвода 2-го батальона 275 сп лейтенант Шавкун Иван Яковлевич:

…Ранее наш полк не проводил тренировок на предмет погрузки войск в эшелоны, однако, погрузка прошла очень организовано, в течение 2-х суток. Боезапас бойцам не выдавался. Командиры были вооружены пистолетами с боевыми па­тронами. Сухой паек выдавался на сутки: хлеб, колбаса, масло, консервы...

 

     117 сд на колесах все дальше перемещалась на запад. Утром по прибытию в Сызрань штаб 240 сп получил в комендатуре справочники по немецкой армии и русско-немецкие разговорники. Начались занятия по изучению опознавательных знаков командного состава и родов немецких войск. Изучали на всякий случай. Еще не верилось, что близится война.  

    

     Покидали свои лагеря и другие дивизии ПриВО.

Вспоминает В.С.Островский, сын бывшего старшего врача 221 сп 61 сд военврача 2 ранга Островского Сигизмунда Антоновича:

…Расположенные в городе Каменка Пензенской области 17 июня 1941 года, 307-й сп и 55-й ап были подняты по тревоге и отправлены в Белорусский военный округ дляучастия в манёврах. 22 июня в военный городок начали поступать мобилизованные с утра. Через двое суток весь городок был заполнен, даже конюшни, все они попали на фронт в 61-ю стрелковую дивизию. В течение войны в Каменском районе на­блюдался массовый патриотизм, в нашем районе было и мордовское, и татарское население — все были едины в борьбе с немцами. Главная заслуга бойцов 41 года, что они не дали оккупировать Центральную Россию, основной резерв Красной Армии в кадрах...



     17 июня Тоцкие лагеря покинули последние подразделения и караульные роты. Арт/дивизионы  в/ч 9922 грузились в вагоны прямо с полевых учений. Опустело село Тоцкое, от железнодорожной станции отправлялись последние эшелоны. Убыла к месту сосредоточения дивизии группа полковника Старостина М.Ф.. Навсегда простилась 117     сд со своим летним боевым лагерем…


Вспоминает Евгений Осечкин, сын НО-5 в/ч 9922 майора Осечкина Василия Ивановича:

...В марте 1941 года отца перевели из-под Саратова в Куйбышев в 707-й гаубичный артполк на должность заместителя, а потом и ВРИО командира полка. В начале июня он вдруг предложил нам пойти и сфотографироваться — всей семьей, а через три дня с полком выехал в Тоцкие военные лагеря на переподготовку.
Неожиданно 17 июня красноармеец приносит записку: «Лиза, встречай 18-го в 3.40 на Воинской. Вася». Ночью, в начале второго мы ждали эшелон на Воинской площадке, рядом с локомотивным депо. Спросили у какого-то железнодорожника, почему нет состава? Он ответил: ждите, идут, как курьерские! И точно, минута в минуту на станцию вкатился эшелон. Тихо, без гудков, паровоз даже пар не стравил, как обычно бывает. Вагоны, открытые платформы, на них зачехленные орудия, часовые с примкнутыми штыками.
 Мы с матерью попрощались с отцом. У старшего брата был выпускной вечер, он говорит: «С отцом еще сколько раз увижусь!» — и остался с друзьями. Отец одобрил это его решение. А на вопрос мамы: «Вася, война?», - ответил так: «Нет, Лиза. Едем с одним боекомплектом». Эшелон ушел на Сызрань...

 

Вспоминает бывший начальник штаба 321 озад лейтенант Рохманюк Михаил Дмит­риевич:

…Где-то числа 17-го июня погрузился в эшелон и наш 321 озад. По пути в Куйбышев к эшелону прицепили вагоны с орудиями, боеприпасами и имуществом НЗ (каски, саперное имущество, вин­товки и т.д.). Эшелон шел по пути Куйбышев - Пенза - Ряжск – Сухиничи….

…К началу войны я был в зва­нии лейтенанта, занимая должность начальника штаба 321 отдельного зе­нитного арт.дивизиона 117-й сд. Командир 321 озад - майор Дземешкевич

Семен Григорьевич 1901 года рождения. Что касается Жарова, то это зам.политрука, комсорг дивизиона, насколько я помню, он уроженец Смолен­ской области, из г.Починок Починковского района, где он до при­зыва в армию был учителем. Комиссаром дивизиона был ст.политрук Кашафутдинов, командирами батарей - младшие лейтенанты Оленченко и Обертас. Начальником 4-го отделения штаба 117сд (кроме штаба артиллерии, я, как начальник штаба озад, был больше всего в контакте с этим отделением, т.к. ежедневно представлял туда строевую записку (в мирное время) или сведения о боевом и численном составе (в военное время) и при всяких изменениях или ошибках меня обычно туда вызывали для объяснения) был перед началом войны назначен один из командиров батальона, орденоносец.  По тем временам считалось, что командир стрелкового батальона в 40 лет уже староват, вот его и переместили в штаб (майор Кузнецов Николай Иванович). Замом у него был Копылов (Николай Лукьянович), а зав.делопроизводством  техник-интендант 2-го, а позже 1-го, ранга.      Возможно, в то время контрразведчики имели свои особенные звания, но в войсках они именовались по количеству кубиков (шпал), а так как на ру­каве они носили не "карающий меч", как в территориальных органах, а звездочку (как политработники), то своего Виноградова, носившего три кубика, мы именовали "политрук". Обслуживал он наш и истребительно-противотанковый дивизион. А в полках были по одному на каждый. Ст.лейтенанта Гарагана, а с 1940г. капитана, я очень хорошо знал, мы размешались в одном казарменном здании Линдовского военного городка, но, насколько я помню, он был командиром легко-артиллерийского полка (лап), а гап командовал кто-то другой (в мирное время в дивизии было два арт. полка), но во время войны они могли быть объединены .

     Других офицеров полка не помню, а запомнил хорошо зам.начштаба полка – капитана, тем, что у него была шашка в серебряных кавказских ножнах, и, как говорили, якобы настоящая "ГУРДА" из дамасской стали. Я с ним взаимодействовал по внутригарнизонным вопросам, т.к. мы сидели на казарменном и продо­вольственном фонде Гарагана (в мирное время). Парторгом дивизиона был младший политрук Баканов….  

 

     Перед погрузкой в в/ч 9922 состоялся митинг личного состава. На митинге, с призывом проявлять  дисциплину и строжайшую бдительность в пути, выступил недавно назначенный на должность заместителя командира по политчасти батальонный комиссар Гайнулин Гариф Шогигалеевич, кавалер ордена Красного Знамени, бывший преподаватель Ульяновского бронетанкового училища, стойкий пропагандист и замечательный оратор.

 

Вспоминает красноармеец  707 гап Савостин А.Е.: 

…В половине июня 1941г нам было объ­явлено при сборе в ходе учения, что едем на учение Белорусского военного округа - писем домой не пишите о нашем переезде, в срок приедем домой….

 

     К 18 июня эшелоны 117 сд растянулись по всей дороге от Куйбышева до Чернигова. Условия переезда были трудными. В двухосных вагонах площадью 17,5 м размещалось по 8 лошадей и 8 коневодов. Спертый воздух, темнота и непрерывное качание вагона плохо переносилось животными. Лошади теряли аппетит, худели, ноги у них распухали, их укачивало. На 3-й - 4-й день пути стали отмечаться случаи падежа. Пришлось делать остановки для отды­ха и выводки коней.

     Трудно приходилось и людям. В таком же вагоне ехало 25-27 человек. Спали на двухъярусных нарах. Горячую пищу принимали 1 раз в сутки. Тяжелее всего переносилась постоянная темнота и духота при за­крытых дверях и люках вагона.

 

Из дневника бывшего командира 3 батареи 321 озад Годун Владимира Демидовича:

… моя батарея погрузилась в эшелон. Кажется, мы ехали одним эшелоном.  

...Укомплектован на 70% приписниками! Из-за малого процента кадра ни о какой слаженности не может быть и речи. Тяги нет: имею 2 трактора и ноль машин. Но настроение бодрое, боевое. В воздухе чувствуются большие события. Что-то грозное надвигается. Поезд мчится на Запад. Се­мафоры открыты. Перегоняем пассажирские поезда. Таинственное грозное будущее нас ждет впереди. Сбор ЗА прерван. Кажется, стрелять придется пра­ктические стрельбы по действительным самолетам….

 

     В этот день, ввиду молчания Германского правительства на "Сообщение ТАСС", Заместитель Председателя СНК СССР В.М.Молотов обратился к рейхканцлеру Германии А.Гитлеру с просьбой о личной встрече для обсуждения состо­яния советско-германских отношений. Однако, Гитлер, сославшись на занятость, отклонил предложение о встрече.

 

     К концу дня 1-й батальон 240 сп прибыл к месту назначения и выгрузил­ся на полустанке за Черниговом. 2-й взвод 2-й стрелковой роты под коман­дованием мл.лейтенанта Сухинина Петра Владимировича был оставлен для охраны имущества батальона, а остальные подразделения ускоренным маршем направились в село Красное в лагеря им.К.Е.Ворошилова.

     19 июня под погрузку стали подавать, наряду с 2-х осными вагонами и платформами, 4-х осные платформы повышенной грузоподъемности. На них раз­мещали орудия и тягачи 707 гаубичного артиллерийского полка (так теперь именовалась войсковая часть 9922). Орудия, повозки, автомашины и тягачи на платформах покрывались брезентом, на котором большими белыми буквами было написано "Сельхозтехника".

 

Вспоминает бывший командир огневого взвода 9 батареи 707 гап лейтенант Вяткин Александр Андреевич:

…19.6.41г. первый эшелон полка прибыл в г.Куйбышев, где я и представился командиру полка майору Гараган. Назначение получил в третий дивизион 9-ю батарею, которая находи­лась в третьем эшелоне. Дивизион гаубичных батарей 152 мм. Орудия изготовления царских времен на механической тяге. Командиром дивизиона был старший лейтенант Брега И.Я.(Иосиф Яковлевич)....    152-мм_гаубица_образца_1910/37_годов...

 

     Погрузка полка шла полным ходом. Забирали с собой все, что могло пригодиться на новом месте дислокации. В отдельном вагоне раз­местились больные из полковой санчасти. В соответствии с графиком движе­ния подразделения полка поэшелонно выезжали со ст.Куйбышев на запад.

     А в район Чернигова продолжали прибывать эшелоны 117 сд. Прибыл 222 оптд, штаб и полковая артиллерия 240 сп. Выгрузились быстро. Уже через 3-4 часа ротные колонны и транспорт следовали в лагеря им.Ворошилова ста­вить палатки и обживать красивый сосновый бор на берегу р.Десна. Не доез­жая Чернигова, в лесу на полустанке выгрузился 2-й батальон 240 сп. В соответствии с планом передислокации в их задачу входило прикрытие места сосредоточения дивизии. Батальон занял позицию в лесу в готовности к вы­полнению своей задачи. Позиции были тщательно замаскированы, подходы и подъезды к лесу охранялись, в ночное время строго соблюдалась светомаски­ровка.

     20 июня в г.Чернигов прибыл штаб дивизии, 240 обс, 105 орб и тыловые подразделения 240 сп и в/ч 9902. Загорелые горожане приветливо и с некото­рым любопытством посматривали на прибывших бойцов и командиров Красной Армии, может быть потому, что их лица не были тронуты загаром. Здесь лето было в полном разгаре. Выгрузка прошла организованно. В тот же день под­разделения прибыли в лагеря на отведенные им места и, наряду с размещением приступили к боевой учебе.

     Погода стояла теплая, безветренная, с реки тянуло сыростью, было много комаров и мошкары.

     Из Куйбышева в этот день убывали на запад последние эшелоны 117 сд, нагруженные боеприпасами, фуражом, автотранспортом и другим имуществом тыла дивизии, 121 автобата и 222 отдельного противотанкового дивизиона.

     Заканчивалось сосредоточение 240 сп. Последние эшелоны полка прибыли в район Чернигова ночью. Выгрузили лошадей, орудия, повозки, потом выгружали имущество. Работали почти наощупь при свете керосиновых фонарей. Имущество сложили в соседнем лесочке и оставили до утра под охраной хозяйственных взводов, а строевые подразделения пешком направились в лагеря им.К.Е.Ворошилова.

 

Из дневника бывшего командира взвода связи 240 сп Подольского Александра Семёновича:

…20 июня 1941г.   Чернигов.... Наконец-то прибыли к месту назначения. Я в городе украшенном, много зелени, что сразу бросается в глаза. Много сияющих лиц, молодежь веселится, встречает нас приветливо. Вечер. Знакомство у киоска с мороженым. Зовут её Валя. Славная девчурочка. Долго не пришлось побывать вместе….

 

     Газета   Известия пятница 20 июня 1941 года:

ВЫПУСК   МЕДИЦИНСКИХ  СЕСТЕР   ЗАПАСА.

Вчера в отделении биологических наук Академии Наук СССР состоялся тор­жественный выпуск курса медицинских сестер запаса. На курсах обучались без отрыва от работы научные сотрудницы институтов отделения биологичес­ких наук.....

 

     Уже рассветало. Было тихо. Как в сказке, уходила вперед дорога, выложенная в елочку желтым кирпичом. По бокам дороги стояли полосатые вер­стовые столбы. Наступал субботний день 21 июня 1941 года. Не знали бойцы и командиры 117 сд, что это последний мирный день 1941 года.

     Вот и военные лагеря: вереницы палаток и дощатых сооружений. Возле де­ревянного здания клуба стояли толпы людей в гражданской одежде, слышался женский плач, звуки гармошки и залихватские с надрывом в голосе частушки. Это был досрочный призыв в Красную Армию граждан 1921 года рождения из ок­рестных сел.

     Пройдя лагерную территорию, обжитую ранее прибывшими частями и подразделениями дивизии, 3-й батальон 240 сп приступил к оборудованию своего лагеря. Лошадей, еще не пришедших в себя от длительного пути в вагонах, распрягли, стреножили и пустили пастись на берег реки Десны, а личный состав противо­танкового взвода начал оборудовать позиции и укрытия для лошадей и техники. Нелегко было тягать пушку без лошадей по сыпучему песку.

     Было видно, что на этих местах действительно были лагеря, т.к. сохранились коробки от палаток, грибки и линейки. Работа шла дружно, быстро натянули палатки, очистили дорожки, вывезли мусор, подвезли песок и рассыпали его на линейках и в палатках. Работали до самого вечера с небольшим перерывом на обед.

 

Вспоминает бывший начштаба 3-го батальона  240 сп лейтенант Синельников Васи­лий Федорович:

К вечеру в субботу 21 июня все было готово, и командование дало указание 22 июня сделать для всех праздник - все подразделения вывести на берег р.Десны, организо­вать спортивные соревнования, купание, выступления самодеятельности. Полевые кух­ни вывезти на Десну и приготовить улучшенный обед. Мы, руководство батальона: командир батальона капитан Чистозвонов И.(Иван), заместитель командира батальона 

ст.л-т Дащук С.(Сергей), я, мой помощник мл.л-т Калентьев Н.(Николай Павлович) и писарь батальона Жаров Г. разместились в штабной палатке. 

     Вечером 21 июня командир батальона оставил за себя за­местителя, а сам ушел на хутор. Зам.командира батальона тоже подался в другой хутор, а меня оставил за себя и за командира батальона. Таким образом, я сосредо­точил в своих руках всю батальонную власть. Мне никуда не нужно было идти: водку я не пил, к девкам тоже не ходил.    Проверил посты на линейках, просмотрел некото­рые палатки: солдатики после трудного дня спали, улегся на нары и спокойно уснул….

 

     Всех томила неизвестность, отсутствие связи с домом. Что предстоит, ког­да маневры? Как там семья? Выезд на запад пришелся на период выдачи денежного содержания и, хотя аттестаты семьям оставлены, кто и как выплатит им деньги? Куда двинется дивизия дальше? Надежды, что зимовать дивизия останется здесь, было мало, все строилось временно.

     Тылы дивизии находились в пути. Все ждали 24 июня - планового срока сосредоточения дивизии - надея­лись, что 24-го июня все прояснится.

     Погода стояла теплая солнечная, сильный ветер разгонял многочисленных комаров и мошкару. На воскресенье в подразделениях дивизии были намечены военно-спортивные праздники. В столице Украины г.Киеве намечалось откры­тие нового стадиона им.Н.С.Хрущева, на котором должны были в воскресенье встретиться в соревнованиях на первенство СССР футболисты Киевского Динамо и команда Красной Армии.

     Во второй половине дня на барже по р.Десне прибыли в лагеря подразделения тыла 240 сп со всем имуществом. Выгрузка и перевозка в лагерь заняла весь остаток дня. К вечеру 21 июня прибыло еще несколько эшелонов с подраз­делениями  в/ч 9902 и 240 обс, таким образом, в районе сосредоточения было около 1/3 состава 117-й сд, остальная часть дивизии находилась на колёсах, в пути.

 

Из дневника бывшего командира взвода связи 240 сп Подольского Александра Семёновича:

…21 июня 1941г.   Суббота. Прибыли на барже. Лагерь им. Ворошилова. Красота. Воздух свежий. Украинская природа. Отдых. Устал от поездки. Слышны звуки гармони. Споем, что ли? ... давай украинскую "Распрягайте хлопцы кони, да лягайте почивать, а я выйду в сад зеленый....... "

 

     Было уже поздно. Прибывшие подразделения готовили еду из концентра­тов прямо в ведрах, а ужинали уже при свете фонарей в палатках.

     Бойцы и командиры, уставшие от долгого пути, длинного пешего перехода и многочисленных работ по устройству лагеря, расходились по палаткам и быст­ро засыпали. Впрочем, не все, некоторые молодые неженатые лейтенанты, почи­стившись и побрившись, ушли в ближайшее село устанавливать дружеские зна­комства с местным населением. Лагерь погрузился в тишину, и только часовые и дневальные на своих постах вслушивались в звуки мирной украинской ночи.

4


.
Если Вы располагаете какими-либо сведениями о 117 сд, фронтовыми письмами, воспоминаниями, свяжитесь с автором - kazkad@bk.ru. Спасибо!

                         НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА -      117sd.wmsite.ru
  117-я стрелковая дивизия 1-го формирования 2011 © Все права защищены  
Счетчик посещений
Победа 1945  
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS