117-я куйбышевская стрелковая дивизия 1-го формирования

ПЕРВЫЕ.

НА ЧЕТЫРЁХ ФРОНТАХ

окопная хроника боевого пути 117 сд

      
                                                         НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА -      117sd.wmsite.ru                             
                           


В данном разделе новостей нет.
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА -      117sd.wmsite.ru

3.2. На марше.

3.1.Когда же в бой?  |  3.2. На марше.  |  3.3. Фронт.

.     Так и не дождавшись эшелонов с автобатом, 26-го июня 1941г 117 сд выступила на фронт своим ходом. Только 1-й дивизион 707 гап удалось отправить  по железной дороге. В лагерях в это время еще довооружались 105 орб и 820 сп.

 

Вспоминает бывший заместитель командира 1 роты 275 сп мл.лейтенант Щупак Григорий Давыдович:

…26 июня, сформированный стрелковый полк военного времени, для ведения боевых действий, прибыл в г.Чернигов. После кратковременного митинга на центральной площади под звуки оркестра мы отправились на фронт на передовую в боевом порядке. Полк двигался на город Гомель с дальнейшим выходом к берегу Днепра, в район железнодорожной станции и города Жлобин. В пути следования полк подвергался воздушному нападению самолетов против­ника, а поэтому на открытых местностях двигались ночью. Война была уже в разгаре….

 

     Сводки становились все тревожнее. На подступах к Минску наши войска  вели тяжелые бои с танковыми частями противника. Из войск по левому берегу Днепра от Могилева до Речицы были только 148 и  53 стрелковые дивизии 63 ск, ожидалось прибытие 167 сд, отдельные части которой уже начали сосредотачиваться в районе Довска (ЦАМО фонд 6 гв.армии опись 5113 дело 22 кор.9408 карта).



                                                                  ДИРЕКТИВА №002 26.06.1941 22.30

                              Штаба группы армий резерва главного командования.

 

1.Командующим армиями, не зависимо от сроков сосредоточения соединений немедленно приступить к рекогносцировке и подготовке оборонительного рубежа главной полосы на линии Сущево, Невель, Витебск, Могилёв, Жлобин, Гомель, Чернигов, р.Десна, р.Днепр до Кременчуга.

 

2.Передний край полосы заграждений кметь на линии главной полосы обороны по высотам западнее меридиана Невель (25-30 км), Ленино (30 км ю-з Невель), Городок (35 км с-з Витебск), восточный берег р.Днепр дол. Лоев, Чернигов, р.Десна, до Киева и далее по р.Днепр до Кременчуга.

 

3.Подготовить к обороне рубеж Сущево – Витебск, имея главную группировку на участе Невель, Витебск. Граница Демидов, Витебск, Улла.

 

 4.20А подготовить к обороне рубеж иск.Витебск, Могилёв, имея главную группировку на участе Орша, Могилёв. 7 мк кметь в районе Красное, Михеево, Комиссарово. Подготовить удары в направлениях: 1)Добромысль, 2)Орша, 3)Горки.

     Граница слева Мстиславль, Могилёв, Погост.

 

5.21А подготовить к обороне рубеж иск.Могилёв, Остер, главную группировку иметь на участке Рогачёв, Гомель не менее двух стрелковых дивизий.

 

6.19Ф подготовить оборону рубежа иск.Остер, Киев, Кременчуг. Главную группировку иметь на Киевском направлении.

 

7. К работе разрешается привлекать местное население и использовать имеющиеся местные силы и средства.

 

8.В каждом полку, дивизии и корпусе иметь противотанковые районы, передний край главной полосы надо підготовить как противотанковый рубеж, особенно это относится к районам Невель, Витебск, Орша, Могилёв, Гомель, Киев.На этих рубежах предусмотреть наличие сильних противотанковых заграждений.

 

9.Надёжно организовать….

  

     Куда же делись эшелоны 121 автобатальона 117 сд? Как потом стало из­вестно, 121 автобат, приехав 24 июня на станцию Гомель, был по приказу Ко­мандования Западного фронта выгружен и направлен на западный берег Днепра для эвакуации окружных военных окладов. С 25 по 30 июня днем и ночью рабо­тали водители 121 автобата по 12-15 часов в сутки, эвакуируя склады горю­чего и боеприпасов из района Жлобина и продовольственный склад из Рогачева. Они не только водили машины с грузом по тяжелым дорогам, но и помогали красноармейцам грузить и разгружать автомашины. Часть горючего, продо­вольствия и боеприпасов они вывезли за реку Сож, а остальное разместили на временных складах вдоль левого берега Днепра в 20-30 км от берега.

     В первой половине дня полки 117 сд проходили по центральной площади г.Чернигова. Играл духовой оркестр, жители дарили цветы и улыбки воинам, отправлявшимся на фронт.

     Путь был очень тяжелым: жара, пыль, духота. Войска двигались сплошным потоком и по шоссе, и по проселочным дорогам, и по обочинам, заполняя их на десятки километров. Двигались днем и ночью с выкладкой в 30кг. От переу­томления засыпали на ходу, прямо в строю. Падающих бойцов подбирали на повозки. Обеды приходились на 2 часа ночи и всяко. Когда делали остановки для приема пищи, все валились с ног и тут же засыпали. Трудно было заста­вить людей продолжать движение. Командиры двигались вместе с бойцами и уставали больше их.

     Пушки и зарядные ящики тянули лошади. Расчеты шли пешком. Грузы были тяжелые. Особенно трудно приходилось на лесных и проселочных дорогах. В песчаных местах орудия тонули. Кормить лошадей было некогда, кормили на ходу из торб. Лошади похудели, у них появилась массовая потертость шей и плеч. Под хомуты подгладывали траву, завернутую в тряпки, но это мало помогало. Если удавалось, меняли лошадей в колхозных табунах.

     Немецкая авиация совершала облеты колонн, не бомбила и не обстреливала, но приходилось каждый раз рассредоточиваться по команде "Воздух!"

 

Из дневника бывшего командира взвода связи 2 батальона 240 сп Подольского Александра Семёновича:

…26 июня 1941г.   Прибыли в Жлобин. Занимаем оборону вокруг железнодорожной насыпи. Голоден немного. Кухня подвезла свинину с яичницей (мороженной). Подогрели, сделали настоящий завтрак. Завтракаю и одновременно вспоми­наю слова моего отца .Я бывал на гражданской, был в Буденовской конни­це, партизанил.... и стала одна мысль, поддержать традиции своего отца .

   Вот теперь начал осознавать все тяжести настоящей войны, когда нужно ползти, всегда держи наготове винтовку. Штаб нашего батальона разме­стился в бане, а наш взвод (взвод связи) занял неплохую позицию у склада пивного. Пробуем спирт, пиво.

   Мл.лейтенант пьян уже, да и я ве­сел, набрал флягу с пивом на всякий пожарный случай.

   Полдень, первая бомбежка. Недалеко упала бомба фугасная, кричат "Противогазы к бою!", значит газы. Одеваем противогаз, глаза болят, дышать невозможно. Сни­маю противогаз, чувствуется запах розы.

   Оказывается, никаких газов не было, а вышло так: противогазы не были протерты и задняя крышка (дно) не была открыта. Ну и отсюда смех: Ха! Ха! Ха! При этой бомбежке поте­рял флягу с пивом, жалко мне стало этого напитка.

   Болото. Умылся немно­го, вода не вкусная. Вечер. Партизаны нас навещают, берут бутылки с го­рючим. Молодые, старики - все, как один, поднялись на священную войну. Кругом выставлены дозоры.

   Недалеко Рогачев. Горит он вовсю. Слышна арт.канонада. Ночью получил приказание, отправиться в боевое охранение, где нужна была связь. Волочим проволоку. Со мной Оганесян, Власенко, орлы, а не ребята.

   Связь налажена. Железная дорога на Бобруйск. Идет бронепоезд. Чей он? Наш, советский. Радуемся.

   Ночь прошла "спокойно". Кругом ракеты пускают немцы….


     В этот день наши войска, задерживаясь для боя на промежуточных рубежах, продолжали отход.


Из воспоминаний бывшего командира 576 артполка 167 сд 63 ск генерал-лейтенанта артиллерии Степана Ефимовича Попова:

...Ждать налетчиков пришлось недолго. Утром 27 июня, как раз перед Жлобиным, где нам предстояло выгружаться, в воздухе появилось звено истребителей «Мессершмитт-109». Загремел дробный пулеметный стук. Эхом отозвались оглушительные разрывы бомб, все заволокло густым дымом, запахло гарью. Командиры и красноармейцы бросились к платформам, скатывали с них орудия, снимали имущество, выводили из вагонов лошадей. Появились первые раненые...

     Бойцы открыли по самолетам залповый огонь из карабинов, в дело вступили пулеметные расчеты - стервятники тут же стали набирать высоту, а вскоре вообще скрылись. В батареях потом только об этом и было разговору - мол, не так страшен черт, как его малюют... Однако вечером, когда разгружался последний наш эшелон, «мессеры» появились вновь, обстреляли вагоны. Были ранены три солдата, я получил контузию.

     Я приказал собрать командиров и комиссаров на короткое совещание. Тут же на опушке соснового леса мы подвели итоги марша, обсудили первые потери, а в заключение я сказал:

- Товарищи, особенно берегите лошадей! Без крепкого коня мы боевую задачу не выполним - объясните это каждому бойцу.

     Шутка ли сказать, в полку у меня было восемьсот лошадей!Воздушные налеты продолжались, но вскоре мы перестали их считать...




                               ДИРЕКТИВА №2 Штаб артиллерии 21 армии

                                             

                                            27.06.1941г 08.00 Чернигов.

Начальнику артиллерии 63 ск.

     Для лучшей поражаемости установить заряжание счетверенных зенитных установок следующим порядком:

1.Ствол, на котором стоит прицел, стрелять обычной пулей.

2.Третий ствол, считая слева, заряжается трассирующими пулями в соотношении 1:3 (1 трассирующая).

3.Крайний правый ствол заряжается бронебойными пулями.

4.Крайний левый ствол заряжается зажигательной пулей.

     Во избежание путаницы коробки со снаряжёнными таким порядком пулями занумеровать:

        №1 – зажигательные,

        №2 – обыкновенные,

        №3 – трассирующие,

        №4 – бронебойные.

 

Начальник артиллерии 21 армии                          /Ткаченко/

Начальник отдела ПВО                                          /Никитин/



     Штаб 117 сд начал изыскивать возможности для переброски частей в район Жлобина и Рогачёва. Удалось заполучить два вагона и несколько открытых железнодорожных платформ в эшелоне, следовавшем на Бобруйск. На них были погружены роты 2-го батальона 820 сп. В тот же день они выехали в Жлобин. Позднее в этот же день удалось отправить по железной дороге и 1-й дивизион 707 гап. 

     Вечером 27 июня, оставив тылы в Чернигове для сдачи лишнего имущества, выступил походным маршем на фронт 820 сп. Штаб 21 армии еще оставался в Чернигове и готовился к переезду в Гомель (ЦАМО фонд 63 ск опись 388835 дело 2 лист 1).

 

Из письма начальника финансовой части штаба 117 сд  техника-интенданта 1 ранга Иваненко Александра Артемьевича:

…Письмо 27.6.41.   Милые мои, написал, но не смог отправить предыдущее письмо, а сегодня передали от тебя весточку через Кузнецова. Жаль, что он уехал, и я не смог лично с ним поговорить и передать тебе и всем, мои дорогие, мою весточку. Обо мне не беспокойтесь. Живем, го­товясь к встрече с врагом, его самолеты уже видали и прочувствовали на себе и ему дали о себе знать. Жизнь наша на рельсах, на колесах, на ходу. Будьте здоровы, лечи Тонечку, я уверен, что у нее чесотка, меня она

замучила. Юрочку побереги и сама себя тоже. Чемодан с вещами я отослал к тебе посылкой, ружье сдай на хранение в обл.упр.милиции, потом его получу. Нюсик! Определи ребят в школу. Живите вместе в Куйбышеве. Мне сооб­щили, что аттестаты у вас приняли. Простите, спешу, надо ехать, тревога, самолеты. Целую крепко-крепко моего старшего сыночка Вовочку, дочку Ли­дочку, Тонечку и всех поочередно с Жекой вместе. Не скучайте, целую ваш Иваненко….

 

Из дневника бывшего командира взвода связи 2 батальона 240 сп Подольского Александра Семёновича:

…27 июня 1941г.   Утро. Иду за завтраком. Консервы, сахар, сухари получил. Позавтракал, закурил махорку, день прошел спокойно, если не считать, что красноармеец Михеев (золотые руки) обнаружил в колодце штук 20 боевых винтовок, пулемет станковый, а в будке (стрелочника) противогазы. Говорят противогазы немецкие, спорят….

 

     61 сд также двигалась своим ходом к линии фронта.


Вспоминает бывший командир роты связи 307 сп 61 сд капитан Мишин Иван Николаевич:

     ...Утром 28 июня мы выгрузились на станции Дарница в 30 км восточнее Киева. В течение суток, форсированным маршем наша дивизия прошла 120 км до города Чернигова. Первого июля мы вступили в зону боевых действий в районе города Рогачёва Гомельской области...


Остальные части 21 армии располагались следующим образом: 

53 сд заняла оборону Седичь – Веть;

148 сд обороняла район Могилев – Следюки;

167 сд следовала из Дов­ска в Турок;

154 сд следовала из Бахмача в Сосницу;

219 мсд сосредотачива­лась в Добруше;

387 гап сосредотачивался в Новозыбкове.

     



     К  вечеру 27 июня передовые батальоны дивизии прошли ворота, символиче­скую границу Украина-Белоруссия. У ворот стояло несколько транспортных авто­машин. На них были посажены красноармейцы 4-й  роты 240 сп и отправлены в г.Рогачев, куда на следующий день прибывал и весь 2 батальон 240 сп 117 сд.

 

Вспоминает бывший помощник командира взвода 7 роты 240 сп мл.сержант Баландин Василий Иванович:

…Когда мы делали переход из Чернигова на Жлобин, там на трассе стояли ворота Украина-Белоруссия. Перед воротами, или за воротами рядом с доро­гой жил отец Алексея Ковалева. Мы с разрешения командира забегали к ним домой, но их дома никого не было….

 

Из дневника бывшего командира взвода связи 2 батальона 240 сп Подольского Александра Семёновича:

…Темнеет. Перехватили гречневую кашу с хле­бом (уже дней пять, как я хлеба не ел).

Часов в 8 вечера, слышу по телефону разговор. Спрашиваю у Власенко, чей это может быть разговор. "Не пойму", -отвечает он. Я докладываю командиру боевого охранения. Проверя­ем линию, оказывается, какой-то фриц подключился в наш аппарат. Искали, безрезультатно.

     Тревожно. Нас засекретили. Не проходит и часа, как до­зор задерживает пять фашистов. Ведут на допрос. Хорошо разговаривают по-русски. Повели их в штаб. Не прошли и 200 м, как слышна пальба, ока­зывается, "пытались сопротивляться".... ну и прикончили.  

     Спрашиваю у мл. лейтенанта, зачем эта деревянная пушка нужна. Отвечает, для маскировки!. Светает. Сматываем линию связи. Ребята смеются, что фрицам оставим лож­ную пушку….

 

                                                                                            

                                                Оперативная сводка. 21 Армия.

                                         /По докладу полковника МАРИНКИНА./

 

На 24.00 27.06.41 года:

45 ск – на марше ГОМЕЛЬ-МОГИЛЁВ

63 ск ГОМЕЛЬ

66 ск ЧЕРНИГОВ

132 сд  нам неизвестно, откуда прибывает и куда направляется.

154 сд переправляется через р.ДЕСНА в районе МАКОШИНО /50 км сев-вост БАХМАЧ/ с утра с.- в.направлении.

148 сд движение по ж/д. головная не подоша, неизвестно где.

167 сд в движении РОГАЧЁВ ЖЛОБИН. Утром будет на месте, но она ещё не вся в сборе.

117 сд в движении ЧЕРНИГОВ РЕПКА. Утру на привале РЕПКА.

61 сд до половины в ОСТЕР, остатки не прибыли. Утром 28.06.41 выдвигаются ЧЕРИКОВ по ж/д поворот ГОМЕЛЬ

187 сд комбинированным авто ж/д походом на марше ЧЕРНИГОВ МОГИЛЁВ. Головные МОГИЛЁВ, погрузка ЧЕРНИГОВ, походом ДОБРЯНКА / 50км юж.ГОМЕЛЬ/

232 сд к 11.00 27.06.41 зап.окр.ЧЕРНИГОВ, где дообеспечивается м/т средствами.

                                                   Сообщил НО-1 полковник МАРИНКИН

 

    

Полки дивизии рано утром 28 июня проследовали через г.Гомель. Хотя Гомель неоднократно подвергался бомбежке, больших разрушений в городе видно не было, сказывались слаженные действия подразделений ПВО и быстрая ликвидация последствий налетов отряда­ми самообороны.

 

Из дневника бывшего командира взвода связи 2 батальона 240 сп Подольского Александра Семёновича:

…28 июня 1941г.   Вступили непосредственно к соприкосновению с противником.Комиссар дивизии ставит нас в известность, что справа поддерживают нас тан­ки, слева бронепоезд, в воздухе эскадрилья самолетов.

    Завтрак. К похо­ду готовы. Идем по Бобруйскому шоссе. Всего идти 12-15 км. Да,справа появились танки, слева бронепоезд, а в воздухе авиация, но, увы, не наша. Разворот, ракета, бомбежка. Двух танкистов ранило. Для меня лич­но бомбежку легче всего вынести на фронте.

 

     В этот день перед воинами Гомельского гарнизона и частей, отправлявшихся на фронт, выступил прославленный Маршал Советского Союза Семен Михайлович Буденный.     После Гомеля 240 сп, штаб дивизии, 707 гап и спецчасти двинулись на Довск, остальные повернули на Буда-Кошелево. На окраине города был сделан привал, удалось даже отправить посылки с личными вещами и письма домой. В Гомеле на формировочном пункте дивизию уже ожидали несколько командиров, призванных в Куйбышеве из запаса в первый день войны. Дни по-прежнему стояли знойные, безоблачные.

     Участились налеты вражеской авиации. Теперь все чаще слышалась команда "Воздух!". Несмотря на жару и усталость, приходилось сходить с дороги, ложиться в пыльную разогретую землю прямо у обочины, если не хватало сил добежать до спасительного леса. Зенитные пу­леметы мало чем могли помочь. Они хоть и  превосходили в 2 раза по дальности стрельбы авиационные пулеметы немцев, но уступали им в скорострельности и требовали для ведения огня предварительной установки на земле на треногу.   

     Вражеские самолеты все чаще обстреливали и бомбили колонны войск и транспорта. В один из таких налетов был убит командир транспортной колонны тыла 820 сп и ранено несколько бойцов, сгорели автомашина и бензовоз.

     Однако и возмездие все чаще настигало наглого врага. Залповым огнем из винтовок бой­цы 1-го батальона 240 сп сбили истребитель МЕ-109, а зенитчики 321 озад сбили два бомбардировщика Ю-88. Вражеские летчики вынуждены были держаться выше.

Messerschmitt_Bf.109

     Редакция 117 сд выпустила в пути два номера дивизионной газеты "Воро­шиловский стрелок" и несколько листовок, призывающих к бдительности и муже­ству в борьбе с врагом.

     За неполные трое суток было уже пройдено свыше 150 км, и бойцы смертельно устали. Между тем фронт все стремительнее приближался. Наши войска ос­тавили Минск, отходя все дальше вглубь страны, они вели тяжелые арьергард­ные бои.

     В середине дня 28 июня передовые подвижные части 3-й танковой ди­визии немцев сбили наше слабое охранение под Бобруйском, захватили город и вышли к реке Березине.

     Дивизия ускорила движение походных колонн. Сократились число и длитель­ность привалов, все чаще звучали хриплые усталые голоса командиров "Шире шаг!". Все больше отставших, обессилевших, со стертыми до крови ногами бой­цов на обочинах дорог. Отстали тылы и кухни. Сухие концентраты не лезли в горло. На одном из привалов пехота стала выбрасывать из ранцев под откос запасное белье, сухой паек НЗ, а потом целиком ранцы и вещмешки. Командир дивизии приказал облегчить бойцов, оставив при них только оружие и боезапас, остальное сложить у дороги на попечение тыловых подразделений.

     Движение ускоренным маршем продолжалось. Проблему питания теперь приходилось решать на ходу строевым командирам. Покупали в деревнях сметану, творог, хлеб, молоко, яйца. Казалось, маршруту не будет конца.

 

Из дневника бывшего командира взвода связи 2 батальона 240 сп Подольского Александра Семёновича:

Вечер. Прибыли в Рогачев. Устал. Артиллерия ведет огонь. Недалеко упал снаряд.Пригнулся. Привык к этим разрывам. Много беженцев. Рассказывают о ужасах, которые немцы чинят над советскими гражданами. Гнев у всех!

   Ужин. Рыба, сухари. Воды два глотка выпил. Грустно чего-то, а чего сам не знаю.Размышлять некогда. Команда "Окапывайся!". Трудно копать, почва плохая….

 

Ф.Гальдер: 28 июня 1941года, 7-й день войны. Минск занят. Пра­вый фланг танковой группы Гудериана (3-я тд) находится непосредственно перед Бобруйском.

 

Вспоминает бывший красноармеец 222 оптд Акритов Диоген Кирьякович:

…У одного нашего офицера в Минске оста­лись жена и двое детей. Он плакал, просил начальство, чтобы ему дали взвод сол­дат ворваться в Минск и освободить семью. Но ему не разрешили. Мы думали, этот офицер сойдет с ума….

  

     В ночь с 28 на 29 июня штаб 21 армии переместился в г. Гомель. На Днепр прибыл штаб 63 ск во главе с командиром корпуса Петровским Леонидом Григорьевичем

и началь­ником штаба полковником Фейгиным А.Л. В распоряжение корпуса был передан 318 гап БМ, отходивший за Днепр от Бобруйска, под командованием майора Кулешова Г.П. и на­чальника  штаба майора Параделова. Полку была поставлена задача воспрепятство­вать подходу противника в район Жлобина по дорогам из Бобруйска и Шатилок.

  

            Отдельное распоряжение №4 штаба артиллерии 21 армии 29.06.41г 10.35  Гомель

Начальнику артиллерии 63 ск.В Ваше распоряжение по­ступает 318 гап БМ с 29.6.41г. Основная задача - воспретить под­ход противника, из направлений: Жлобин-Бобруйск и Жлобин-Шатилки

                                             подписали Ткаченко, Снегирев

 

     Штаб 63 ск расположился напротив г. Жлобина на левом берегу Днепра недалеко от н.п. Луговая Варня. Из штатных дивизий в составе корпуса осталась  только 167 сд, располагавшаяся в Турске, а так же 110 сп и саперная рота 53 сд (ЦАМО фонд 63 ск опись 388835 дело 2 листы 3-4).

     29 июня 3-я и 4-я танковые дивизии Гудериана под прикрытием авиации и артиллерии приступили к форсированию реки Березины: севернее Бобруйска у Шатково и южнее - у Даманово.

     Смертельная опасность нависла над нашей страной. Для мобилизации усилий всего советского народа по защите социалистической Родины 29 июня Совет На­родных Комиссаров и Центральный Комитет ВКП (б) направили партийным и совет­ским организациям прифронтовых областей директивное письмо об организации отпора немецко-фашистским захватчикам и создании партизанских формирований в занятых врагом районах.

     Дивизия продолжала ускоренным маршем двигаться к фронту. Несмотря на немыслимую тяжесть перехода, бойцы и командиры рвались в бой. Они горели же­ланием поскорее сразиться с врагом, верили в скорую победу, не сомневались, что в первом же бою погонят зарвавшихся фашистов на запад. Только бы ско­рее дойти до фронта!   

     Прошли Довск, повернули к Рогачеву. Не доходя 20 км до Днепра, командиров батальонов (дивизионов) и полков вызвал командир дивизии на рекогносцировку. На пути походных колонн показалось большое село Гадиловичи. Все пошли быстрее. Войдя в село, бойцы разбежались по колодцам, хоте­лось пить и людям и лошадям. Кое-кому удалось даже умыться по пояс холод­ной водой. Верхом на лошади прискакал командир 240 сп подполковник Витушкин, приказал собрать бойцов, шинели оставить в селе, организовав их охрану, и двигаться к Днепру форсированным. Сказал, что немецкие танки могут вот-вот прорваться к Рогачеву, и возможно уже сейчас батальон капитана Фе­тисова И.Т. ведет неравный бой и истекает кровью.  

 

Из дневника бывшего командира взвода связи 2 батальона 240 сп Подольского Александра Семёновича:

…29 июня 1941г.   5 часов утра. Артподготовка. Запах воздуха неприятный, пахнет серой. Недалеко ранен осколком Оганесян. Ранен в руку. Сделал перевязку, дал на память банку консервов, отвел в тыл.

   7 часов утра. Немцы идут в атаку. Видно пьяные. Во весь рост идут. Хорошая мишень. Первый раз стреляю по "живому"зверю". Рука от первого выстрела дрожит.

   Гул, мото­ры-танки противника. Артиллерия наша работает славно! Метрах в 300 подбит танк фрицев. Атака отбита. Фрицы почувствовали русского оружия. Идет перестрелка. Вражеская авиация появилась. Эх, как обидно, нет на­шей авиации. Ну, ладно, пускай гуляет до поры до времени.

   Бомбежка не­приятная. Недалеко три осколка упало (один величиной с ладонь руки). Залезаю поглубже в землю. Авиация штурмует нас, но мы хорошо замаскиро­вались. Опять атака, но в крупном масштабе. Горит белорусская избушка. Танки прорвались. Интересное явление, на одном танке написано "Смерть жидам!" Эх, сволочь проклятая!

   В эту минуту о жизни не хочется думать. Бутылки к бою. Два танка горят. Пехоту косим. Атака отбита. Передышка. Закуриваем. Перехватили колбасы с сухарем, хочется воды. Недалеко боло­то. Вода грязная, плавают жучки, что ж приходится пить….

 

     Батальоны продолжили движение. Над колоннами снова появились немецкие самолеты и стали из пулеме­тов расстреливать людей. Каски не спасали от прямого попадания пули, при­ходилось снова рассредоточиваться. И так несколько раз. Нашей авиации не было видно. Батальонные средства ПВО составляли четыре станковых пулемета "Максим" на треногах, об их несовершенстве уже style= указывалось. Все чаще бойцы,  рассредоточившись, вели по фашистским стервятникам огонь из винтовок, заставляя их убираться восвояси.

     К концу дня походные колонны частей дивизии начали прибывать к берегу Днепра. Их встречали командиры и указывали ротам позиции их обороны по ле­вому берегу. Ротные командиры размечали сектора обстрела и места располо­жения стрелковых ячеек и огневых точек, но мало кто окапывался, большинство от  переутомления сразу заснули.

     К вечеру прибыли и начали окапываться на бе­регу Днепра подразделения 275 сп и 322 лап. Подразделения 820 сп и тыловые части дивизии расположились у железной дороги Жлобин - Гомель от Ст. Хальч до ст. Буда-Кошелевская.

 

Из письма начальника штаба 707 гап майора Спирина Василия Степановича:

Письмо от 29.6.41.

…Здравствуйте родненькие! Завтра или послезавтра будем на фронте, двигаемся к фронту пешим порядком, прошли 250км, устали как черти. Народ рвется в бой. Наденька, ты особо не волнуйся, меня сам черт не возьмет. Все будет в порядке. Целуй ребятишек. Получила ли ты мои вещи, которые я послал с тов.Устьянцевым? Я тебе пишу 3-е письмо, от тебя ничего не получил и видимо еще долго не получу, но ничего не поделаешь. А я хочу знать, как ты живешь, как наши ребята. Вче­ра мы сбили два бомбардировщика германских. Пишу на привале и тороплюсь. Ты извини меня, что мало пишу, тороплюсь. Целую Вася….

 

Из дневника бывшего командира взвода связи 2 батальона 240 сп Подольского Александра Семёновича:

…Капитан весе­лит нас. Рассказывает об одном интересном эпизоде."Рано утром был за­держан диверсант, у которого были нашивки (характерно) капитана и мл. лейтенанта, диверсант задержан, который спрашивал, где артполк 221 рас­положен, вооружен советскими гранатами...."

     Конец, прикончили. Вечер. Заснул. Бойцы разбудили:"Пей , Сашка, закусывай.  Немного выпил, закусил, подкрепился. Ночь. Кругом ракеты. Отдельные выстрелы слышны….

 

font face=/font


.
Если Вы располагаете какими-либо сведениями о 117 сд, фронтовыми письмами, воспоминаниями, свяжитесь с автором - kazkad@bk.ru. Спасибо!

                         НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА -      117sd.wmsite.ru
  117-я стрелковая дивизия 1-го формирования 2011 © Все права защищены  
Счетчик посещений
Победа 1945  
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS