117-я куйбышевская стрелковая дивизия 1-го формирования

ПЕРВЫЕ.

НА ЧЕТЫРЁХ ФРОНТАХ

окопная хроника боевого пути 117 сд

      
                                                         НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА -      117sd.wmsite.ru                             
                           


В данном разделе новостей нет.
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА -      117sd.wmsite.ru

4.1.Первые схватки с врагом.

                     Оперативная сводка №1 к 04.00 01.07.41 Штаб группы армий Смоленск.

   66 ск Штакор Чернигов.

     117 сд двумя полками на отдыхе  в районе ТЕРЮФА / 25 км южн.ГОМЕЛЬ/, третий полк  выгрузился от БУДЫ КОШЕЛЕВСКАЯ.

     61 сд перебрасывается по ж/д из района ЧЕРНИГОВА в ГОМЕЛЬ.

Г) 154 сд на марше в район ДОБРЯНКА.

Д) один СП 53 сд обороняет переправы через р.ДНЕПР у РЕЧИЦА.

Е) 132 сд сведений не поступало.

     Комкор Леонид Григорьевич Петровский решил оборону района Рогачева и Жлобина возложить на части 167 сд, а фланговые удары организовать силами 61 сд - на правом фланге и 117 сд на левом фланге корпуса. Таким образом, 61 сд получила приказ занять оборону вдоль левого берега Днепра от Свержень до Рогачева, 167 сд - от Рогачева до Проскурина, 117 сд - от Про­скурина до Смычек и 154 сд - от Смычек до Лоева.


Из воспоминаний бывшего командира 576 артполка 167 сд генерал-лейтенанта Степана Ефимовича Попова:

...Командир 63-го корпуса комкор Леонид Григорьевич Петровский поставил мне задачу занять огневые позиции северо-западнее деревни Ходасевичи и во взаимодействии с 520-м и 615-м стрелковыми полками не допустить форсирования противником Днепра на участке Зборов - Жлобин.

     Я неплохо знал западный театр военных действий - многолесье, обилие рек, речушек и ручейков с заболоченными берегами, сливавшихся в огромные болота. Все это привязывало войска к дорогам и проселкам... Подготовленных рубежей не было, как не было ни отсечных позиций, ни ходов сообщения. Отсутствовали также минные поля, проволочные заграждения и противотанковые препятствия. В общем, все нужно было делать самим, а времени оставалось в обрез. На левый берег Днепра перешли войска 4-й армии и, пройдя через боевые порядки нашей дивизии, ушли в тыл, оставляя нас лицом к лицу с врагом. При отходе они взорвали Рогачевский мост...

     Первая фронтовая ночь оказалась тревожной. Враг то и дело освещал ракетами голубую хребтину Днепра, пулеметные очереди и разрывы снарядов держали нас в напряжении. К утру 1 июля немцы скопились в двух прибрежных деревнях - Зборово и Озерище, готовясь форсировать реку с ходу...


     1-й и 3-й дивизионы 318 гап БМ были направлены в район Рогачева, а 2-й и 4-й дивизионы 318 гап БМ оставались в районе Жлобина. Всем дивизиям предписывалось немедленно орга­низовать разведку в зоне, прилегающей к участкам обороны, ведя тщательное непрерывное наблюдение за всеми дорогами со стороны возможного подхода про­тивника (ЦАМО фонд 63 ск опись 388835 дело 1 лист 1).

     Шел мелкий дождь. 117 сд, выполняя поставленную задачу, перемещала пол­ки на новые участки обороны. Позиции на левом фланге дивизии занимал 275 сп, на правом фланге - 240 сп, в центре - 820 сп. Непосредственно в район паро­мной переправы у Стрешина был направлен 2-й батальон 820 сп, не испытавший всей тяжести пешего перехода из района Чернигова.

      Авиация противника про­должала налеты на Рогачев и Жлобин, часто бомбила железнодорожную станцию и поселок Буда-Кошелевская, а так же штабы и тыловые подразделения частей.

 

  Боевое распоряжение штаба артиллерии 63 ск. 10.00. Лес вост. нп.Луговая Варня.

     Противник своими механизированными частями стремится форсировать р.Березина. Систему арт-огня и схему боевого расположения, све­дения о боевом и численном составе представить в штаб Начальни­ка артиллерии корпуса для 167 сд в 18.00, остальным частям по занятию своих районов.

 

 

                     Распоряжение на разведку 63 ск на 1 июля 1941г.

Разведку вести: 167 сд в полосе: справа Рогачев-Бобруйск,слева Старая Рудня-Паричи. Особое внимание в направ­лении дорог: Жлобин-Бобруйск, Жлобин-Лесина, Жлобин-Солонное;

117 сд в полосе: справа Старая Рудня-Паричи, слева Смычек-Славин;  154 сд в полосе справа Рудня-Слазань,слева Лоев –Ельск.

                 Начальник артиллерии 63 ск ген-майор Казаков, НАД майор Рубинштейн

 

 

 

     Свои полеты немцы производили на высоте 600-2000 м, и потери наших войск не были значительными (ЦАМО фонд 63 ск опись 388835 дело 2 лист 5). Еще два фашистских стервятника нашли свою погибель от метких снарядов зенитчиков 117 сд.

  

                                                           ПЕРЕГОВОРЫ 01.15 2.07.41

                                                            /разговор со штабом 21 А/

 - В 13.30  01.07.41 мелкие группы противника после непродолжительной авто-миномётной подготовки атаковали наши передовые части, но, потеряв 4 танка, противник отступил в походное положение.

   В БОБРУЙСКЕ противника нет . Бой происходил на рубеже р.ОЛА, 20 км восточнее БОБРУЙСКА, примерно в районе БОРТНИКИ. В БОБРУЙСКЕ противник № и количество не установлено.

                   Передал Зам.начальника оперотдела майор ……

     В этот день в распоряжение командования 117 сд поступила большая груп­па москвичей-добровольцев. Штаб дивизии располагался в палатках на окраине леса у станции Буда-Кошелевская. В 200-300 м вдоль леса шла дорога, а за ней огромное поле колосящейся ржи. Минувшей ночью боевое охранение штаба обнаружило большую группу диверсантов. Поднятая по тревоге рота охраны вступила в схватку с диверсантами и уничтожила большую их часть, оставшиеся в живых укрылись в посевах ржи, и днем красноармейцы прочесывали это поле.

 

Вспоминает бывший командир автовзвода техник-лейтенант Новохатский Михаил Иванович:

…Меня вызвали к начальнику штаба дивизии. Им оказался тот военный с четырьмя шпалами. Он сидел за походным столиком и изучал какой-то документ. Я предста­вился. - - Москвич?- спросил он. Я подтвердил.

- Коммунист?

-  Да, - ответил я.

 -Млад­ший техник-лейтенант?- Я подтвердил.

- Специальность?

-  По образованию железнодорожник-паровозник, а так же окончил армейские курсы автомобилистов.

 - Паровозники нам пока не нужны, - улыбнулся начальник штаба,- а вот автомобилист это кстати. Примите автовзвод при штабе дивизии. Задания самые разные: срочные и сверхсрочные, поэтому личный состав взвода и техника всегда должны быть в полной боевой готовности. Учтите, противник в нескольких километрах от нас, на правом берегу Днепра, но и на левом берегу он есть. Фашисты все время забрасы­вают диверсионные группы, некоторые из них в обмундировании красноармейцев, так что должна быть бдительность по охране личного состава и машин при следовании на задания и на стоянках. В любом леске, в любой складке местности вы можете столкнуться с противником. Поэтому исполнительность и дисциплина среди личного состава должна быть железная и готовность ко всему номер один, чтобы вы могли упредить действия противника. В ваших руках не только Ваша жизнь, но и подчиненных, и воинов, которых взвод будет обслуживать. Личный состав во взводе сложный, все водители из народного хозяйства и пока не чувствуют себя военными, коман­дир взвода не сумел добиться перелома в настроениях подчиненных, надо убедить людей, что идет война, надо подтянуть их дисциплину, но не перехлестывать. Вот только звание у вас не того. Смените командира взвода с тремя кубиками, а у вас только один, закрепите в петлице второй кубик, а я оформлю приказом для пользы дела….

 

Из дневника бывшего командира взвода связи 2 батальона 240 сп Подольского Александра Семёновича:

…1 июля 1941г.   Привык уже к войне. Весело. Идет подготовка к отражению противника. На горизонте видны танки. День проходит "спокойно". Идет перестр­елка. Готовимся к крупным боям.

     Покушал плотно. Суп и каша перловая. Мысли одни, о матери, которая ждет меня. В уме целую её….

 

     В 16 часов вражеская авиация подвергла сильной бомбардировке отряды, оборонявшиеся на реке Ола, а потом они были атакованы танками, подержанны­ми интенсивным артиллерийским и минометным огнем.

     Сводный отряд 42 дивизии отошел к окраине Рогачева (Сандалов Л.М. "На Московском направлении" Москва 1970г стр 131) и на подступах к городу остановил противника. На Могилев наступал усиленный разведывательный батальон немцев из 3-й тд.

     К вечеру полки 117 сд прибыли на свои новые участки обороны.

 

Вспоминает бывший начальник штаба 3-го батальона 240 сп лейтенант Синельников Василий Федорович:

К концу дня мы были на подходе к Днепру, и здесь встретил нас командир батальона капитан Чистозвонов Иван. Собрал командиров рот и указал им позиции обороны на левом берегу реки. Позиции были указаны по карте, и дано указание скрытно выдвинуться на эти позиции, занять оборону и к утру иметь окопы полного профиля. 

   Нас, работников штаба, комбат  пригласил следовать за ним и привел в домик недалеко от Днепра. В этом домике,очевидно, раньше помещалась контора. Немного отдохнули, напились вдоволь воды и даже ополоснулись до пояса, и начало смеркаться.

   Командир батальо­на дал указание проверить, как заняли оборону наши роты. Общий район обороны на­ходился левее железнодорожного моста. Пока добирались до расположения рот, сов­сем стало темно и найти роты оказалось трудным. Проплутав некоторое время в кус­тах по берегу Днепра, я был задержан каким-то солдатом и приведен в блиндаж. Там мне устроили формальный допрос и заподозрили во мне диверсанта. Только предъявив документы и рассказав о себе, я был реабилитирован, и командир, как и я, молодой лейтенант рассказал, что они ведут охрану моста от проникновения к нему немцев. Мост заминирован, к взрывчатке тянутся провода и почти каждую ночь эти провода обрезаются неизвестными лицами. Вот во мне они и увидели это "неизвестное лицо".

   Я попросил лейтенанта помочь мне добраться до домика, где мы остановились, и он дал мне сопровождающего солдата ,и я благополучно добрался до места. Здесь я увидел, что командир батальона и мой помощник тоже вернулись с такими же результа­тами. 

   Хоть и не были ни кем задержаны, но просто не могли в темноте найти роты. Только утром мы разошлись по ротам и обнаружили много неприятностей. Некоторые подразделения заняли позиции не там, где нужно было, а уж окопаться никто не ус­пел. Ротные кухни к этому времени приготовили завтрак и, дав время на завтрак, приказали приступить к окапыванию….                            

                      

     Утренняя сводка Совинформбюро 2-го июля сообщала, что наши войска в ночь на 2 июля развернули боевые действия по уничтожению передовых танковых ча­стей противника.

     На рассвете передовой отряд 3-й танковой дивизии немцев появился на за­падном берегу Днепра в районе Рогачева. Немецкие танки начали открыто мане­врировать, прощупывая место для переправы. Артиллерия 167 сд открыла по ним огонь.


     Рано утром появились немецкие солдаты на правом берегу Днепра и в поло­се обороны 117 сд. По-прежнему моросил мелкий дождь. 117 сд получила Боевой приказ № 3 штаба 63 ск оборонять полосу Цупер-Жлобин-восточный берег реки Днепр до Смычек, имея в качестве основной задачи - оборону Жлобинских мостов, а так же охранять тыловой район до линии Кривск-Перевичи-Черная Вирня.

  

 

           Боевой приказ №3. Штаб 63 ск опушка леса восточнее нп.Луговая Варня, 7.55   

     Танковые подразделения противника вышли на западный берег реки Днепр и группируются перед фронтом Рогачев-Жлобин. 

     Справа 187 сд (45 ск) занимает оборону по восточному берегу р.Днепр на фронте (иск.)Гадиловичи  и севернее. Граница с ней Любоничи-Гадиловичи, (иск )Ширки, (иск)Сураж. Слева 110 сп занимает оборону по восточному берегу о.Днепр от устья р.Березина на юг. Граница с ним (иск)Горваль,(иск)Уваровичи,(иск)Ветка.

     63 ск переходит к упорной обороне рубежа р.Днепр на фронте Зборово-Жлобин-Устье р.Березина, сосредотачивая  основные усилия на правом фланге. Готовность обороны 16.00 3.7.41г.

     167 сд вместе с 1 и 2 дивизионом 503 гап и саперной ротой 53 сд оборонять полосу: 

Рогачев,(иск)Цупер,Майский,совхоз,Турок,Зборово. Граница слева (иск)Луки,(иск)цупер,Городец,.Меркуловичи.

     117 сд оборонять полосу:Цупер,Жлобин,восточный берег р.Днепр до Смычек, Кривск, Перевичи, Черная Вирня, имея основной задачу -оборона Жлобинских мостов. Передний край полосы главного сопро­тивления: Цупер,северо-западная и южная окраина Жлобин,восточ­ный берег р.Днепр. Артиллерия дальнего действия (АДД) – 3-й и 4-й дизизиопа 318 гап и 3-й дивизион 546 кап.

     61 сд оборонять район Гадиловичи,Великие Стрелки,Фундаменка, Старый Кривск. Подготовить контратаку в  направление Жлобин. Готовность к открытию огня для АДД 14.00 3.7.41г. Мой КП - опу­шка леса восточнее  совхоза Турок, Запасной КП - в районе Камен­ка Рысковская.

                   Комкор Петровский                                 НШ 63 ск Фейгин

 

     Передний край обороны дивизии должен был пройти от Цупера по северо-западной и южной окраине г. Жлобина и далее по восточному берегу Днепра. Для этого диви­зии предписывалось подготовить контратаку в направлении Жлобина к 14.00 3-го июля 1941г.

     117 сд были приданы 3-й и 4-й дивизионы 318 гап БМ и 3-й дивизи­он 546 кап (ЦАМО фонд 63 ск опись 388835 дело 2 лист 9). 275 сп начал скрытно выдвигаться на новые позиции.

     В 9 часов утра немцы открыли пулеметный и минометный огонь, их бронемашины курсировали вдоль западного берега Днепра. Было ранено несколько красноармейцев-связистов, прокла­дывавших по берегу телефонную связь. Подразделения 117 сд не отвечали на огонь, чтобы не демаскировать свои огневые точки.



                                                              ПЕРЕГОВОРЫ 02.07.1941 13.40 Гордов. 

Волга… заместителю Начштагруппы.

- Отправить пленных из Могилёва не можем, не наш участок.

                                                    Начштарм 21 генерал-майор Гордов.

 

Из дневника бывшего командира взвода связи 2 батальона 240 сп Подольского Александра Семёновича:

…2 июля 1941г.   Отходим на новый рубеж обороны. Маленькая передышка. Окапываемся. Получаю благодарность от командира батальона за хорошую связь. Служу Советскому Союзу! Рыщут шальные пули. Маленькое деревцо. Надпись "За советскую Беларусь"…. 

     Пушка 45 мм бьет по фашистам. Лейтенант ока­зывается с этой деревни. Успел попрощаться со своими родными.

     Перехва­тил сухарь с водой, сахар утерял, моя расхлябанность. Закурил. Прилег. Призадумался....

 

     С появлением немцев в полосе обороны дивизии активи­зировалась фашистская агентура в тылу частей, приходи­лось быть постоянно начеку. Диверсанты портили связь, сигналами с земли указывали расположение военных объек­тов и войск, корректировали артиллерийский и минометный огонь противника, подключались к линиям нашей связи.

 

Вспоминает бывший старшина 3 роты 275 сп Филатов Александр Егорович:

Под Жлобином рота пошла за Днепр утром рано, а нас с Хворостяниновым оставили с имуществом, а от нас наш хозвзвод метров 300. И вот мы пошли в хозвзвод с мешками за кашей. Смотрим, справа на пригорке лежит мл.лейтенант и стреляет вверх в сторону хозвзвода. Он вскочил и скрылся в кусты, мы значения не придали….

…Числа примерно 30.6 или 1.7.41г. под Жлобином на левой стороне Днепра батальонный хозвзвод находился в лесу. Мы с Хворостяниновым, когда шли в хозвзвод, не доходя метров 250-300 в ле­су на бугорке лежал мл.лейтенантт и стрелял с нашего нагана в сторону хозвзвода вверх стежками, т.е. трассирующими и простыми пулями. Я его пригласил на обед, он возражал, я настоял.

   Как только стали подходить к хозвзводу, немец из-за Днепра открыл огонь из минометов. Мл.лейтенант от нас убежал. Огонь продолжался минут 10-15, было убито и ранено, пострадали лошади, они перепутались. Он, оказывается, трассирующими пулями показывал цель….

 

      Последствия тяжелого длительного перехода и настроение благодушия продолжали ещё сказываться. К вечеру уставшие красноармейцы успели выкопать только стрелковые ячейки полного профиля, не соединив их ходами сообщения. Не были оборудованы пулеметные гнезда и ДЗОТы. Проверяя готов­ность обороны своего полка, подполковник Витушкин потребовал от командиров рот неукоснительного выполнения приказа по укреплению позиций обороны.

 

- Вы что, думаете, что в Германии произойдет революция и ваши солдаты будут

брататься с немцами?

 

     Штаб 117 сд так же переместился на новое место и углубился в лес. Вече­ром 121 автобатальону было приказано имущество складов дивизии загрузить в автомашины, рассредоточив и замаскировав их, быть в готовности к переезду, а автовзводу разыскать лесосклады со штабелями досок и бревен или брошенные избы для обеспечения переправ строительным материалом.

     Дивизия готовилась к броску через Днепр в Жлобин. В район, прилегающий к мостам, стягивались стрелковые подразделения, выдвигалась на огневые пози­ции прямо против Жлобина артиллерия 322 лап и 707 гап.

 

Из письма начальника штаба 707 гап майора Спирина Василия Степановича:

Письмо от 2.7.41г. 

…Второй день идет дождь, да такой противный, что сухой нитки не осталось. Завтра выхожу на позицию. В победе уверен. Часто подвергаемся воздушной бомбардировке, но пока что везет, все благо­получно. Сбили пять самолетов своей зениткой. Впереди большие боевые испытания, тяжесть и сложность которых предвкушаю сейчас.      Находимся в Белоруссии, где местность исключительно лесистая и болотистая. Тяжело прихо­дится. Письмо пишу 4-е. Нет уверенности, получишь ли ты это письмо. Пишу на п/о до востребования, мне можно будет писать только тогда, когда я тебе сообщу об этом. Ну, будьте здоровы, живите богато, а я уезжаю все дальше

и дальше от вас, дорогие мои, и больше, чем уверен, что мы еще с вами встретимся, и будем жить поживать и пошаливать.

     Сегодня ночью спал в санитарной машине, видимо промок и простыл. Голо­ва разламывается на части, сейчас чувствую слабость, но дело идет на лад. Ну, все, целую! Вася. Город Жлобин….

 

 

                                       Оперативная сводка №1 к 21.30 02.07.41 по 21А.

   66 ск – продолжает сосредоточение в район назначений для обороны, по железной дороге, машинами и маршем.

А) 117 сд продолжает сосредоточение на рубеже ПРОСКУРИН, устье р.БЕРЕЗИНА, р.ДНЕПР.

Б) 61 сд передана в подчинение  Командарму 63. Основные её силы выгрузились на станциях УЗА, РОСТЮКОВКА, два эшелона в пути. Район сосредоточения Б.СТР……, ВИТЕНКИ, ГОРОДЕЦ.

   

 

Из дневника бывшего командира 3 батареи 321 озад Годун Владимира Демидовича:

…2 июля 1941г. Прибыли к Жлобину. Участвуем уже действительно в боях. До противника  5 км. Кончился переход, форсированный марш. За трое суток покрыли 210 км. Всю дорогу прикрывал с воздуха. Могу похва­статься: ни одной жертвы дивизия за марш не имела. Оборонял неплохо. По дороге и учились: за время это сбили три самолета противника. А это ре­зультат не так уж и плохой. Население встречает и с надеждой провожает в бой. Хочется сказать этим людям что-то теплое, приятное...

     Окопался (ОП – огневую позицию занимал с ходу). Изготовился, и, когда появились стервят­ники, то открыл огонь. Потолок сразу поднялся от нескольких десятков мет­ров до 2,5 - 3-х километров.

     Работа все время это - будничная. Беспрерывно сидим на ОП, отдыхаем возле орудий и приборов. Настроение у бойцов боевое. Чувствуют себя непло­хо. Сегодня годовщина знакомства с К. В честь этого дня хлопнул одного фашистского стервятника….

 

Гудериан «Воспоминания солдата»: 2 июля части танковой группы находились: 1-я кавалерийская дивизия — южнее Слуцка, 3-я танковая дивизия — в Бобруйске (передовой отряд дивизии стоял перед Рогачевом), 4-я танковая дивизия — в Свислочь, 10-я мотодивизия — восточное Слуцка; дивизия СС «Рейх» — севернее Балусевичи на Березине, 10-я танковая дивизия — в Червень, пехотный полк «Великая Германия» — севернее Барановичи; 18-я танковая дивизия — в Борисове, 17-я танковая дивизия — в Кайдано, 29-я мотодивизия — в Столбцах, 5-й пулеметный батальон — юго-восточнее Барановичи.

 

Из письма бывшего командира 3 батареи 321 озад Годун Владимира Демидовича:

Письмо от 3 июля 1941г.

…Пишу тебе письма, но не знаю, получишь ли ты хоть одно из них. Но писать хочу, писать желаю и писать буду. После сво­его письма чувствуешь, словно поговорил с тобой по душам.

     Вчера окончился год нашей дружбы. Как отличается то время - 1940г от этого года, этой памятной даты 2 июля! Тогда было спокойно, тихо, а сей­час буря, гроза. Буря захватила нас. В душе чувствуешь громадный подъем, силы словно увеличились в несколько раз, хочется сделать что-то неимовер­ное для народа, воспитавшего и пославшего тебя в армию. Я еще нахожусь не в действующей армии, но уже видел, как падают сбитые самолеты, уже слышал, как воют бомбы, и видел, как они рвутся. Вчера в честь нашей дружбы еще одного фашиста сбил. Он ушел резко на снижение, шел, как пьяный, и сел. Его захватили. Больше, подлец, он не полетит. На моей совести это уже шестой фашист. Хотя люди у меня на 85% новые, молодежь, как я их зову. Нужно сказать, что они не плохи, в боевой обстановке овладевают искусством уничтожения врага.

     Теперь не страшно, если и потреплют меня немного. Они ничего не до­бьются. Ничего. Не страшны мне никто. Люди, бойцы будут драться до пос­леднего патрона, а это главное….

 

     3 июля немецкое командование попыталось фланговыми ударами в районе Зборово и Стрешина угрозой окружения деморализовать наши войска, обороняющиеся в районе Жлобина и Рогачева, и, разгромив их, форсиро­вать Днепр. Одновременно с массированным артналетом и десантом легких танков в районе Зборово на стыке 167 и 61 дивизий, немцы предприняли попытку захва­тить переправу через Днепр в районе Стрешина.


Из воспоминаний бывшего командира 576 артполка 167 сд 63 ск генерал-лейтенанта артиллерии Степана ефимовича Попова:

...Наши разведчики замерли у приборов.

- Товарищ командир! - не отрываясь от стереотрубы, пробасил лейтенант Прокопенко, начальник разведки полка. - Немцы плывут к нашему берегу!

     Но я уже и сам вижу плывущих на надувных лодках фашистов. Не без волнения уточняю задачи командирам дивизионов... Тут звонит командир дивизии Раковский:

- Попов, вы все видите?

- Вижу, товарищ первый!

- Фашисты совсем близко, не допустите их высадки!

     Тем временем вражеская «флотилия» совсем приблизилась к нашему берегу, и солдаты уже готовились прыгать на твердую почву. Что ж, пора...

- По врагу - огонь! - кричу я.

     Громовой орудийный залп разорвал утреннюю тишину. Немцы - в замешательстве. Одни лодки поплыли вниз по течению, другие - вверх, а некоторые повернули обратно, превратившись в мишень для наших пулеметчиков. Все же небольшой группе гитлеровцев удалось высадиться, они стали закрепляться на берегу, однако были атакованы и уничтожены нашей пехотой.

     Но другие группы, зацепившиеся за левобережную сушу, протаранили нашу оборону и даже вышли на рубеж наблюдательных пунктов артиллеристов, но дальше продвинуться не смогли. На помощь воинам стрелковых рот подоспели бойцы и командиры нашего артполка, вступили в рукопашную. Помню, что разведчик штабной батареи Плешаков сумел завладеть в бою немецким автоматом и уложил из него трех гитлеровцев...

     На некоторое время установилась тишина. Днепр стала затягивать густая дымка. Под ее прикрытием противник вторично попытался форсировать Днепр, но опять неудачно. Вражеский десант был накрыт несколькими пушечными залпами и целиком пошел на дно... После этого на наши позиции налетела авиация.

    

     На рассвете полурота бронеав­томобилей с десантом двинулась из Жлобина в Стрешин. Тщательные меры маски­ровки, бдительность и решительная борьба с лазутчиками врага, предпринимае­мые командованием и всем личным составом 117 сд, сделали свое дело.

     Враг не предполагал наличия значительных сил в обороне Днепра южнее Жлобина. Немец­кий десант был своевременно обнаружен. На подходе к Стрешину меткими выстрелами орудий 2-го дивизиона 322 лап под командованием капитана Озерова три головные бронемашины были подбиты, остальные спешно развернулись и, скрыв­шись за складками местности, ушли назад в Жлобин. Так четкие и слаженные действия разведчиков-наблюдателей и артиллеристов 117 сд пресекли попытку врага организовать фланговый удар южнее Жлобина.

 

Вспоминает бывший командир 3 взвода 5 роты 820 сп мл.лейтенант Васильев Лаврентий Кузьмич:

…Колонна бронемашин двигалась по дороге со Жлобина в Стрешин в количестве до десятка машин. Их накрыла артиллерия наших войск, которая вела огонь из глубины расположения наших войск.

     Я пришел на КП командира роты лей­тенанта Позднякова Николая Николаевича часов в 10 утра. Вдруг ему позвонил комбат майор Лихобабин. После переговора комроты сказал мне: "Пойди, позови командира 1-го взвода, он должен пойти на тот берег в Стрешин. На рассвете наша артиллерия подбила три бронемашины на том берегу. Их нужно уничтожить, не дать фашистам увести их и восстановить". Я не пошел вызывать командира 1-го взвода, а стал проситься у ко­мандира роты послать меня. Он после долгих раздумий согласился.

     Я взял 12 человек добровольцев. Сели мы в лодки и поплыли на тот берег. На середине реки по нам открыли огонь с левого фланга. Это была наша пулеметная рота. А при достижении противоположного берега по нам открыла огонь минометная 82 мм рота,  командир роты мл.лейтенат Морозов Михаил. Штаб батальона нас выслал, а соседям не сообщил. Вот мы и прошли, как говорил мл.политрук Тюкин,"боевое крещение". Но очень скоро все затихло. Потерь не было.

 

По данным сайта ОБД: мл.лейтенант Морозов Михаил Иванович, 820 сп 117 сд, 1918 г, д.Новая Орехово-Зуевского района Московской области. Призван в 1938 г, пропал без вести в августе 1941г.

 

     Маневрируя под огнем, нам пришлось пробираться к бронемашине, которая стояла прямо под домом. В доме никого не было, но жечь машину было невозможно, могла сгореть хата.

     Когда мы стали толкать машину в обрыв, по нам открыли огонь из автоматов из одного сарая. Эту машину охранял  экипаж из 3-х человек: водитель, стрелок и командир. Водитель и стрелок были убиты, оберлейтенант сдался, мы его сдали в штаб батальона. С машины был снят круп­нокалиберный пулемет, взято несколько патрон, гранат для показа своим красноар­мейцам. Бронемашину мы столкнули в обрыв и зажгли.

     Остальные две машины были подбиты при входе в Стрешин, они так же были подожжены. Двое немцев были убиты разрывом снаряда, остальных не было, вероятно, ушли в Жлобин или где-то укрыли­сь. Бронемашины были 2-х осные, вооружены пулеметами, а экипажи автоматами и парабеллами, рации на машинах не было. Вероятно, это была разведка, потому что за день до этого один броневик на заре обстрелял мой взвод, оборонявшийся пря­мо на берегу реки Днепр против паромной переправы.

     К нашему счастью, как трофей был живой немец. Этот эпизод укрепил дух на­ших бойцов, они более доверчиво стали относиться ко мне, как к командиру... Это было мое первое боевое задание. В этой небольшой операции я имел большое удовольствие. Поздно вечером нас встречали на берегу Днепра, встречали, как больших героев, с завистью. Наш политрук Тюкин Т. сказал:"На следующий раз и я пойду с вами". Ведь тогда еще никто не представлял по настоящему ужаса и тя­жести войны. Она придет позднее. 

     Пого­да в этот день стояла жаркая. Вечером мы с командиром роты т.Поздняковым купа­лись в Днепре...

 

     Взбешенные неудачей гитлеровцы открыли интенсивный минометный и артиллерийский огонь по восточному берегу Днепра в районе Жлобина, а их авиация в 9 часов утра произвела первый массированный налет на части 117 сд по всей глубине обороны. Первая волна состояла из 18 бомбардировщиков, затем после­довали вторая и третья.

     Был разбит склад боеприпасов, ранено и убито около 20 бойцов из тыловых частей дивизии. Это был горький урок пренебрежения ма­скировкой и заблаговременным оборудованием укрытий. Части, находящиеся на позициях, потерь не имели.


Из воспоминаний бывшего командира 576 артполка 167 сд 63 ск генерал-лейтенанта артиллерии Степана Ефимовича Попова:

...Поутру над рекой висел густой туман, который рассеялся только к девяти часам... Тут же открыла огонь немецкая артиллерия, налетели самолеты, и на оставленные нами позиции посыпались бомбы и снаряды. Под этим прикрытием противник вновь начал переправу, однако на пути десанта встал наш заградительный огонь. Были разбиты паром и три лодки, но им на смену появились новые переправочные средства...

     Особенно тяжело пришлось бойцам участка обороны 520-го полка, где все же высадился десант гитлеровцев. Но пехотинцы, поддерживаемые пушечным огнем, отбивали атаку за атакой...


     Командование 117 сд отдало приказ подавить огневые точки врага в Жлобине и на прилегающих к городу подступах. Артиллеристы 1-го дивизиона 322 лап уничтожили наблюдательные посты немцев, расположенные в здании городской больницы и церкви на самом берегу Днепра. Артиллерийские дуэли длились нес­колько часов. Самоотверженно и организовано действовал автовзвод под коман­дованием техника-лейтенанта Новохатского Михаил Ивановича, доставляя боеприпасы под ог­нем врага на огневые позиции батарей.

     К 12 часам 3 июля на правый берег переправился 105 отдельный разведбатальон и завязал бои в городе, очищая от немцев Жлобин и его окрестности. Немцы поспе­шно покидали город.    

     К 13 часам дня 117 сд, выйдя на северо-западную и южную окраину Жлобина, полностью выполнила Боевой приказ № 3 командира 63 ск. Пе­редний край обороны на окраине города уже занимала и вела бой 4-я рота 240 сп под командовани­ем лейтенанта Логинова Петра Епифановича.

     


Вспоминает бывший красноармеец 4 роты 240 сп Вафин Анвар Зариппович:


…Мы хорошо знали своего командира роты, участника финских боев, не­давно призванного из запаса старшего лейтенанта Логинова, как смелого, преданного Родине….



Из дневника бывшего командира взвода связи 2 батальона 240 сп Подольского Александра Семёновича:

…3 июля 1941г.   Утро. Пасмурно. Надо быть начеку. Получил бронебойных патронов.

Получил пистолет "ТТ". Завтрак. Кто-то строчит с тыла. Снайпер фашистский на дереве сидит. Дружный залп и снайпер готов.  

   Немцы идут в атаку.
     Бой разгорается. Лейтенанта Беленького ранило (командир роты 2 батальона). Слышен голос капитана: "Без моей команды не стрелять!" Огонь дружный. Слышны звуки и говор на ломанном русском языке: "Русс здавайсь!" Смех, а ну иди поближе, вояка.
   Атака захлебнулась. У меня в шинели дырка, ясно... Вторая атака. Танки справа, авиация бомбит, артиллерия бьет, минометы (самое грозное оружие) дают себя знать...

   Танки прорвались, один подбит, взяты пленные, среди них есть СС, которые грабят и издеваются больше всех. Вот белорусская рубашка на одном из фрицев. Атака отбита, есть убитые….

 

Вспоминает бывший командир отделения 1 взвода 4 роты 240 сп Сидоров Алек­сандр Васильевич:

…Беленького ранило на левом берегу у Жлобина осколком мины, в левую или в правую ногу, не помню, в пятку. Он встал и сплясал: "Вот я теперь отвоевался!" Он был направлен в Гомель в госпиталь….

 

     Город был почти пустой, мирного населения было очень мало. Видны были следы разрушений и жертвы немецкого расизма. В городском парке лежали уби­тые артиллерийским снарядом немецкие офицеры и унтер-офицеры и несколько гражданских лиц еврейской национальности, запряженные в бочку, которых пья­ные фашисты заставляли возить воду себе на потеху.

 

 

                          Приказ войскам 63 ск 3.7.41г. г.Жлобин

 С сего числа начальником гарнизона г.Жлобин назначаю полковника Чернюгова. Ответственность за сохранение и оборону железнодо­рожного и шоссейного мостов возлагается на полковника Черню­гова, которому подчиняется с 14.00 3.7.41г. комендант мостов капитан Васильев со всеми средствами обороны и два бронепоезда. На прикрытие мостов иметь зенитную пульроту, выделить взвод орудий ПТО от 117 сд(2 батальон-прим.). Зенитно-артиллерийскому дивизиону (321 озад) 117 сд прикрыть мосты с воздуха. В случае опасности мо­стам со стороны врага таковые подорвать по специальному разре­шению командарма 21 генерал-лейтенанта Герасименко или моего. Для связи с командармом в блиндаже у моста имеется прямой про­вод. Полковнику т.Чернюгову о пароле снестись с начштаба ар­мии генерал-майором т.Горловым

                 Комкор Петровский                                НШ 63 ск Фейгин

 

 

     Севернее г. Жлобина на правом берегу Днепра против Цупера немцы продол­жали удерживать позиции и весь день вели редкую стрельбу по подразделениям 3-го батальона 240 сп, однако, личный состав батальона на стрельбу не отвечал, действовал скрытно и потерь не имел.


 

     3 июля бои на западном берегу Днепра продолжались. 20 танков противника, переправившись через р. Друть на участке Проточное, Вязьма, начали наступление на 8-ю роту 338-го стрелкового полка, действовавшую как передовой отряд дивизии. Согласно оперативной сводке штаба 187-й стрелковой дивизии за 3 июля, рота с боем начала отход в направлении Ст. Быхова. Отступившая пехота при поддержке подошедшей противотанковой артиллерии, закрепилась на рубеже д. Вьюн (15-20 км к северо-востоку от Чигиринки – авт.) и остановила противника. Немцы сосредоточили здесь большое количество переправившихся через Друть танков, бронемашин, мотоциклистов и мотопехоты. Противник потерял до 30 человек убитыми. С нашей стороны убито 2, ранено 6 человек.


     В ходе боя за переправу на р. Друть немцы подожгли деревни Чечевичи и Чигиринку. Радисты 187 дивизии перехватывали  передачи немецких радиостанций, расположенных  вблизи наших частей. Открытым текстом, на немецком языке, давались сведения о расположении нашей артиллерии  и о полетах  самолетов.



     На учакстке 117 сд в 18 часов немцы прекратили стрельбу и начали вещать на чистом русском языке:

 

     - Русские солдаты и командиры, довольно воевать, довольно убивать друг друга, давайте послушаем музыку!

 

     Потом заиграла патефонная пластинка с песней "Катюша". Оказалось, ночью установили у самой воды мощный репродуктор. Несколькими меткими очередями пулеметчики 3-го батальона заставили репродуктор умолкнуть.


     Со второй половины дня 4.7.41 г. связь со штабом армии по аппарату Морзе и СТ-35 прекратилась и отсутствовала до 18 часов. Вследствие этого оперативная сводка штабом армии к сроку не представлена.
В 18 часов 20 минут генерал-майор Гордов по аппарату ВЧ, а затем и по СТ-35 доложил: положение частей на фронте 21-й армии прочно и без изменений. Попытка противника дважды форсировать р. Днепр была отбита.

     В этот день 2-й танковой группе немцев удалось форсировать реку Березину, а основные силы 3 тд от Бобруйска двинулись на Рогачев.

    

По радио с призывом к Советскому народу подняться на борьбу с немецко-фашистскими захватчиками выступил Председатель Государственного Комитета Обороны И.В.Сталин. Во всех ротах и батареях были проведены читки текста выступления И.В.Сталина, размноженного в типографии дивизионной газеты, и митинги личного состава. Слова И.В.Сталина "Наше дело правое, враг будет разбит! Победа будет за нами!" запали в самую душу и сердце каждого воина 117 сд.

     24 танковый корпус немцев в составе 3-й и 4-й танковых дивизий вышел к Днепру и начал сосредотачиваться в районе Рогачева и севернее. 10 моторизо­ванная дивизия этого корпуса подтягивалась из Бобруйска. Хотя штурмовой отряд 150 человек во главе с командиром 465 сп 167 сд подполковником Фединым ночью атаковал немецкий десант в Зборово,  угроза прорыва немцами обороны в полосе 63 ск не была ликвидирована.   

     Активизировались действия противника и в полосе обороны 117 сд. Участились обстрелы наших позиций, стычки боевого охранения с немецкой разведкой, проникновения в расположения войск паникеров и разносчиков слухов о силе немецкой армии.

 

 

                                          ЖБД ЗАПАДНОГО ФРОНТА:

            (Оперативная сводка штаба Западного фронта №17 к 20.00 3 июля 1941 г )

21 АРМИЯ – продолжает укреплять рубеж обороны по восточному берегу р.ДНЕПР на участке /иск/ МОГИЛЁВ,ГОМЕЛЬ,ЛОЕВ.

187 сд – подготавливает рубеж обороны на участке /иск/ БУЙНИЧИ,ГАДИЛОВИЧИ.

167 сд – РОГАЧЁВ,ЖЛОБИН.

          820-й стрелковый полк 117-й стрелковой дивизии – на рубеже Четверни «Пар» 2.5 км восточнее Шихово.

          Остальные части 21-й армии продолжали сосредоточение – два эшелона 148-й стрелковой дивизии выгрузились на ст.ст. Реста, Драниха. Один эшелон 61ск  на ст. Уза. Два эшелона 232-й стрелковой дивизии сосредоточились в район Красное, Мильча. Два стрелковых полка 117-й стрелковой дивизии – в движении для занятия обороны на р. Днепр на участке Черное, Речица.

          Штабы стрелковых корпусов – 45-го – Никоновичи, 63-го – Буда Кошелевская, 66-го – Гомель.

          Штаб 21-й армии – Гомель.

 

  

Из дневника бывшего командира взвода связи 2 батальона 240 сп Подольского Александра Семёновича:

…Вечер. Устал сильно. Не чувствую ноги, чего-то глуховат, не слышу... Кушать не хочется. Закурил. Заснул крепким сном….

 

Ф.Гальдер: 3 июля 1941 года 12-й день войны. Танковая груп­па Гудериана форсировала Березину.  

 

Из политдонесения от 03.07.41г:

…Настроение личного состава бодрое, идеологически устойчивое. Весь состав проявляет повышенный интерес к периодической печати, всегда проявляется ненависть к варварам-врагам фашистам. Аморальных поступков нет. Санитар Лямин уснул на посту – объявлен строгий выговор (был в наряде и предыдущую ночь не спал).

     Недовольство со стороны части врачей, что не имеют оружия.

     Задержан один шпион и трое неизвестных, сданы в НКВД с документами. Отобрана винтовка образца 1921 года без штыка.

  

     Госпиталь остался не снабжённым инструментами и медикаментами для производства простых и сложных операций, пока только перевязочные работы….


.
Если Вы располагаете какими-либо сведениями о 117 сд, фронтовыми письмами, воспоминаниями, свяжитесь с автором - kazkad@bk.ru. Спасибо!

                         НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА -      117sd.wmsite.ru
  117-я стрелковая дивизия 1-го формирования 2011 © Все права защищены  
Счетчик посещений
Победа 1945  
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS