117-я куйбышевская стрелковая дивизия 1-го формирования

ПЕРВЫЕ.

НА ЧЕТЫРЁХ ФРОНТАХ

окопная хроника боевого пути 117 сд

      
                                                         НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА -      117sd.wmsite.ru                             
                           


В данном разделе новостей нет.
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА -      117sd.wmsite.ru

4.4. Выучка проверяется в бою.

    Не знали ни командир дивизии полковник Чернюгов, ни командиры частей, какой огромный бронированный кулак обрушили немцы на них. Ряды рот таяли на глазах, почти не осталось боеприпасов, физические силы бойцов были на пределе. Личный состав не получал питания со вчерашнего вечера, двигался всю ночь и уже более 10 часов вел непрерывный бой с превосходящими силами противника.

     В 12 часов немцы открыли артиллерийский и минометный огонь по расположению первого эшелона штаба и батареям 321 озад, не успевшим занять наме­ченные огневые позиции, а затем немецкая мотопехота атаковала с севера де­ревню Кабановка.

     Находившаяся в деревне немецкая разведка открыла огонь с чердаков. В результате первый эшелон штаба понес большие потери в штабной технике и в личном составе, погибла охрана штаба и много связистов, часть работников штаба, несмотря на отчаянное сопротивление, попала в плен. От прямого попадания снаряда в развернутую радиостанции 5-АК погиб командир радиовзвода 240 обс лейтенант Губин П.Е., а штаб лишился в этот тяжелый момент связи с частями дивизии.

 

По данным сайта ОБД: лейтенант Губин Павел Евдокимович, 1914г, в КА с 1936, Саратовская область, командир взвода связи 240 обс, пропал без вести в 1941 г.

 

     Политотдел потерял более половины клубных и агитационных машин. Всю технику потерял 321 озад (ЦАМО фонд 63 ск опись 388836 дело 16 лист9-10). Пропал без вести командир 1 батареи дивизиона лейтенант Шарафутдинов Р.Ш. и начальник боепитания ст.лейтенант Чернцов А.Г.

 

По данным сайта ОБД: ст.лейтенант Чернцов Алексей Гавриилович, начальник артиллерийского снабжения 321 озад, 1908г, в КА с 1930г. Пропал без вести в декабре 1943г.

 

     Остатки штаба и личного состава 321 озад отошли к Жлобину.

 

Вспоминает бывший начальник штаба 321 озад лейтенант Рохманюк Михаил Дмит­риевич:

     К 6-у июля 117-я сд сосредоточилась в районе г.Жлобин и подучила задачу с утра 6.7 совершить марш Жлобин - Боб­руйск, пропустить через себя отходящие от Западной границы войска 4-й и 10-й армий, занять оборону на восточном берегу реки Березина, с плацдармами на её западном берегу и прочно удерживать этот рубеж.

     К середине дня 6.7 части дивизии отошли от Жлобина, в частности наш 321 озад, только на расстояние 25-30 км в силу тоге, что маршу предше­ствовал сильный дождь, грунтовые дороги стали непроходимыми для мех.колонн и все, кому и не положено было, старались идти по основной, с твердым покрытием, дороге  Жлобин – Бобруйск. Образовывались пробки, раз­ношерстность транспорта (часть пушек тянули тихоходные ЧТЗ, СТЗ , а дру­гую СТЗ-НАТИ-5 и ЗИС-5) задерживала движение, а узость дорог не позво­ляла совершать обгон.

     В середине дня был сделан большой привал, нача­лась выдача обеда, а к этому времени в прилегающих к центральной дороге лесных массивах сосредоточились немецкие моторизованные и танковые вой­ска, которые и атаковали части 117-й сд, находившиеся на большем прива­ле.

     И хотя отдельные части и подразделения оказали упорное сопротивление, противник полностью использовал свои преимущества и внезапность, и то, что части обедали. Артиллерия в своем большинстве стояла в походных ко­лоннах, танки, имевшиеся в разведбате дивизии, находились далеко от это­го района, и танки немцев имели почти полную свободу действий, и через несколько часов дивизия начала практически неорганизованный отход в сторону  Жлобина.

     Стрелковый полк, кажется 275, за которым располагался 321 озад, дважды ходил в контратаку против немцев, причем второй раз полк повел лично командир полка и погиб в этом бою.

     К исходу 6 .7.41г. основ­ная часть 117 сд отошла к г .Жлобин и на левый берег р.Днепр. Хорошо дей­ствовал бронепоезд, прикрывая отход к Жлобину подразделений и частей ди­визии. Позже, уже на левом берегу р.Днепр, недалеко от ж/д моста, немец­кая авиация разбомбила этот бронепоезд.

     Дивизия понесла большие потери в личном составе и технике. Потеряли почти всю материальную часть отдельный истребительный противотанковый дивизион, 321-й озад. Число погибших, раненных и пропавших без вести в 117 –й сд составило за 6.07.41 около 4000 человек. В последующие дни часть людей из пропавших без вести переплывали Днепр и возвращались в свои части…

     Много лет спустя, в 1988 году, сын командира 2-й батареи 321 озад Эрнст Ризанович Шарафутдинов разыскал Владимира Демидовича Годуна, чтобы от него услышать о последних минутах жизни отца.

Из письма-воспоминания Годун В.Д. сыну лейтенанта Шарафутдинова Р.Ш.:  

…С рассветом 6 июля дивизии предстояло нанести удар во фланг и тыл противостоящих вражеских сил, расположенных у Рогачева. Наши батареи прикрывали те ее части, которые действовали за Днепром, и накануне вечером сосредоточились у моста через реку. Ночью прошел сильнейший ливень, и мы промокли до нитки. Но усталость, накопленная за эти сумасшедшие дни, свалила нас, мы даже не замечали, что спим в лужах. Бодрствовал лишь усиленный караул. И чуть забрезжил рассвет, прозвучал сигнал тревоги.

   Майор Дземешкевич Семён Григорьевич поставил командирам батарей боевые задачи. Здесь, на командном пункте, я в последний раз видел Ризу. Нам не удалось даже словом перемолвиться. Мы обнялись и разбежались каждый к своему подразделению. Управление дивизиона уже вытягивалось на шоссе. Я занял место в колонне.

   Без особых приключений мы добрались до Кабановки - небольшой деревушки километрах в 8-10 западнее Жлобина. За ней зеленел скошенный луг, перерезанный канавой. Слева - штабеля торфа, справа - густой кустарник. Идеальная огневая позиция. Я решил здесь и оборудовать ее. В ожидании своих орудий мы сначала пропустили вперед малокалиберные батареи. Ваш отец облюбовал опушку леса в трех километрах западнее. Мои семидесятишестимиллиметровки, шедшие на гусеничной тяге, еще не подоспели к новой огневой позиции, когда фашисты ударили по роще массированным орудийно-минометным огнем. На батарею Вашего отца пошли в атаку танки и автоматчики. Заварилась огненная каша, в которой издали ничего нельзя было разобрать.

   Через некоторое время к нам пробилось несколько уцелевших красноармейцев приборного взвода. Ефрейтор И. Гуменюк рассказал, что они натолкнулись на разбитую огневую позицию батареи лейтенанта Шарафутдинова. Вся она была буквально перепахана воронками и гусеницами, завалена трупами. В останках людей почти невозможно было кого-либо опознать. И ни единого живого….

 

     Принятое командиром дивизии решение разместить первый эшелон штаба дивизии в с.Кабановка, оказалось поспешным. Разведка плохо сработала и по каким-то причинам не смогла выявить присутствие немцев в селе. Как следствие такой оплошности, стало столкновение  взвода охраны штаба и самих штабистов с немцами в Кабановке.

 

Вспоминает Павлов Владимир Иванович, политрук 240 обс:

… По данным разведки в дер.Кабановка немцев не было. Командир Чернюгов принимает решение разместить там 1-й эшелон штаба и узел связи, но в Кабановке на чердаках оказались немецкие автоматчики и в результате погибло около трети штабистов и почти половина связистов….

 

Вспоминает бывший начальник 5 отделения штаба 117 сд майор Долгошеев Афана­сий Яковлевич:

…Штаб был выброшен Чернюговым впереди частей. Немцы перебили охрану штаба (взвод), офицеры штаба взяли винтовки у убитых, отбивались, но их обезору­жили, увели и заперли на окраине села в сарай. Успели выскочить из окружения только Чернюгов, Архангельский и шифровальщик. У пленных потребовали: "Кто коммунисты и комсомольцы, выходите!".  Но никто не вышел. Что с ними стало неизвестно.

   Черню­гов был ранен в ногу.

… Я еду в штаб, а навстречу мне бегут солдаты….

 

Вспоминает бывший полит­рук штабной батареи 322 лап мл.политрук Бобков Николай Степанович:

…Наша разведка погибла в селе. Двигаясь на­встречу немцам, мы заняли близ Бобруйского шоссе в селе Ректа позиции для стрельбы, но по оплошности командира полка Хмелевского, он нас ввел в село без разведки, где немцы сидели на чердаках и мельнице, дали нам возможность окопать­ся и в окопе открыли огонь из автоматов.

   В это время был убит т.Потапенко и взят в плен Гущин, который зашел в дом перекусить и немцы спрыгнули с чердака, плени­ли его. Я в это время находился в 10 шагах за сараем. Услышав выстрелы с чердака и мельницы, дал команду стрелять по куполу мельницы. В это время был ранен мой замполит в обе ноги, узбек. Видя, что справа со стороны кладбища нас окружают 12 человек немцев, идущих в полный рост, я взял винтовку сделал 5 выстрелов, они залегли. Глянув за сарай, увидел, что лошади перебиты.     Услышав стон лежащего же­ребца по кличке Камертон, прослезился. Этот жеребец в мирное время по сигналу тревоги, срывался из конюшни и бежал к своей батарее.

Все наши лошади лежали убитые. Немцы тем временем подошли рядом к батарее с автоматами наперевес. Я выбежал из-за угла бросился в окоп. Вытащил пистолет ТТ, сделал 5 выстрелов, они дрогнули и убежали….

 

     Капитан Гущин Борис, инструктор пропаганды штабной батареи.

По данным сайта ОБД: лейтенант Потапенко Николай Денисович, командир батареи 322 лап  с 7.04.40г, 1915г, Днепропетровская обл, Петриковский район, в КА с 1933г. Пропал без вести в августе 1941г. Жена – Аксенова Е.Н., с.Гулькевичи.

 

     В деревне Ухватовка с началом немецкого наступления так же активизиро­вались группы немецких разведчиков и наблюдателей.

     Выдвинувшись по приказанию командира дивизии, 1-я батарея 222 оптд расположилась уступом по обе стороны шоссе. Впереди поставили две танкетки, на одну из которых взобрался мл.лейтенант Кравченко Иван Демьянович с биноклем и при­стально разглядывал шоссе. Было какое-то приподнятое и даже торжественное настроение. Командир батареи не сомневался, что танки немцев по шоссе не пройдут. Он знал своих командиров орудий и наводчиков, ставшими на его гла­зах настоящими богами артиллерии, мастерами своего дела. Ночью и днем, с марша и из укрытий по-снайперски, не израсходовав и половины положенного боезапаса, расстреливали они макеты танков.

- Только бы немцы не обошли батарею! - думает командир. Его беспокоило отсутствие пехотного прикрытия, но, если комдив сказал, значит, пехота где-то впереди.

     И вот показались танки. Идут парами, между ними немцы на мотоциклах. Два впереди легкие, похоже на чехословацкие. Кравченко считал:

- Четырнадцать, шестнадцать. - Потом сбился, плюнул и крикнул:

- Штук 30-35 прет! Галуза, ты только по моей команде будешь стрелять!

   Орудие сержанта Галузы стояло первым и было замаскировано во ржи. На­водчиком этого орудия был Кокнаев - лучший наводчик дивизиона, как однаж­ды сказал о нем ст.политрук Харитонов С.: Кокнаев - это Паганини на своей пушке!

 

По данным сайта ОБД: ст.лейтенант Кравченко Иван Демьянович, зам.командира отдельного истребительного противотанкового дивизиона, 1912г. Погиб 12.03.1943г. Похоронен: Краснодарский край, Абинский район, ст.Шапсугская, центр станицы на гражданском кладбище. Родственники в г.Куйбышев.

 

     Вторым стояло орудие сержанта Клепикова П.Я.. Недавно он сам был наводчиком-виртуозом, а сейчас всецело полагался на красноармейца Воробьева. В центре всей этой противотанковой позиции стояли орудия сержантов Мала­хова (наводчик Хохлов) и Буряка И.Д. (наводчик Морозов). Фланги батареи прикрывали орудия сержантов Кроля В.А. и Ксендза И.

     Честь сделать первый выстрел была отдана Буряку И.Д.. Вот до головы танковой колонны осталось 800 м. Буряк смотрит на командира батареи.

- Огонь! - командует Кравченко и резко машет рукой.

     Орудие бьет по головному танку без команды сержанта, весь расчет следил за комбатом. Танк оседает, повисает ствол танковой пушки, появляется дым.

- Горит! Молодцы!- кричит Кравченко.

     Почти одновременно стреляет орудие Малахова. Второй танк, опередив первого на полкорпуса, разворачивается и сцепляется с горящей машиной. Снова вы­стрел, застывает и второй.

     На шоссе остается узкий проход для одного танка. Через этот проход вылетают мотоциклисты и, стреляя на ходу, устремляются к батарее. Некото­рые из них съезжают с шоссе и мчатся по полю вдоль шоссе. Оживают танкет­ки. Они двигаются параллельно шоссе, стреляя из пулеметов. Немцы, бросая мотоциклы, бегут назад.

     Следующая группа танков открывает огонь с дальней дистанции по танкет­кам, те снова уходят в рожь. На этот раз танки, не доходя до первых двух, съезжают с шоссе. Их 8 штук, а из-за поворота подходят новые. Это средние танки Т-IV с пятью пулеметами и толстой броней. Один из них идет прямо на замаскированное во ржи орудие сержанта Галузы. Кравченко не успевает дать команду, связь прорвалась. Огромный взрыв. Танк горит в 50 метрах от орудия, из-за него не видно шоссе, но и орудие скрыто неподвижной тушей танка.

     Не­мецкий экипаж не появляется, выстрел был почти в упор под орудийный ствол, видимо в танке взорвались боеприпасы. Вот уже бой рассыпался на поединки. Горят 6 танков и еще три застыли, а один вертится, зарываясь боком. Разбито орудие Малахова, расчет раскидало, санитары ищут живых.

     Идут ещё 12 танков, построились по трое, двумя волнами. Еще не вступа­ло в бой орудие Ксендза. Ему неудобно бить, шоссе приподнято, влево от шос­се танки не идут - болотника, а по шоссе немцы идти боятся. На этот раз тан­ки встречает орудие сержанта Галузы.

     Первым же выстрелом правый крайний танк останавливается. Все три ганка ведут бешеный огонь по орудию. Рожь горит. Летят брызги металла от рядом стоящего подбитого танка, рикошетят пули и болванки. Но танки идут кучно, и снаряды ложатся в цель. Еще два тан­ка закрыли обзор шоссе и горят. Пора менять позицию. Снаряд танка угодил под трактор, трактор разбит, тракторист убит. Расчет катит пушку вперед к шоссе.   

     Сразу два немецких танка устремляются к орудию. Кокнаев прильнул к прицелу, он - составная часть орудия, пушка сержанту сейчас кажется живой. Грохот, дым, нечеловеческое напряжение. Пушка бьет, снова в цель. Второй танк обходит пушку слева, маневрируя между телами подбитых танков. Не успе­вает расчет развернуть орудие, взрыв в метре от лафета, падают замковый и заряжающий. Нет сержанта Галузы, Кокнаев один.   С шоссе в 400 м от орудия сползает еще один танк. Кокнаев командует сам себе. - Замок! Снаряд! все готово, выстрел, танк горит.

     Руки в крови, гимнастерка висит клочьями, а с тыла на орудие идет еще танк, тот, что выбил расчет. Схватив гранаты, Кокнаев ползет к танку, а тот, как разъяренный зверь устремляется на ненавистную пушку, но не дошел. Орудие сержанта Галузы осталось целым среди подбитых танков, как обелиск наводчику Кокнаеву.

     На шоссе появляются два бронетранспортера с солдатами. Издали бьет ору­дие сержанта Ксендза, взрывы встают на пути бронетранспортеров. Недолеты. Немцы спешно разворачиваются, но успевает развернуться только один, второй горит поперек шоссе. Да и первый, проехав метров 100, заваливается в правый кювет. Немцы бегут по шоссе назад.

     У немцев заминка. На поле и на шоссе 18 подбитых танков. Следующие танки, не доходя 1-2 км до этого места, сворачивают в сторону, далеко об­ходя поле сражения. Налетают самолеты. Бомбежка. Выходят из строя два последних орудия. Нет больше  первой батареи. 222 оптд отходит к Жлобину.

     Ряды бойцов в 4 роте и ротах 3 батальона 240 сп сильно поредели. Все глуше и реже звучало русское "Ура!". Почти не осталось в строю командиров. Теперь только тяжело раненные оставляли поле боя. Роты начали отходить взводами, отделениями. А то и просто группы бойцов, оставшись без команди­ров, отходили на юг и юго-восток. Паника и страх все больше захлестывала ставшие нестройными ряды бойцов. Там, где еще сохранилось управление, пред­принимались меры по эвакуации раненых из тыловых деревень, стано­вившихся ареной переместившегося боя.

  

Вспоминает бывший начштаба 3-го батальона  240 сп лейтенант Синельников Васи­лий Федорович:

…Через некоторое время наблюдатель докладывает: "Вижу человека на лошади". Поднялся я, вижу, действительно, кто-то на лошади приближается к нашей позиции и уже можно узнать, что это человек в военной форме. Только вот покрыт он белыми полосами. Когда до всадника осталось расстояние метров 30-40, я узнал его. Это был старший адъютант артдивизиона 707 гап лейтенант Григорьев. 

     Этот дивизион на всех учениях поддерживал нас, т.е. наш батальон, или бывал придан нам. Поэтому я знал его хорошо. Пестрота его одеяния объяснялась просто, он поверх гимнастерки был опутан бинтами. Подъехал он к нам и спрашивает, что мы здесь делаем. Я отвечаю, что прикрываем отход дивизии, а сами будем отходить, когда дивизия займет оборону по ту сторон железной дороги. В свою очередь спросил его, почему он здесь и в таком наряде? Он ответил, что много лошадей в дивизионе перебило и орудия в полной исправности были брошены на позициях, вот он и ездил, чтобы вынуть из них замки и утопить в озере. А маскарад тоже объясняется просто: получил несколько касательных пулевых ранений и наскоро был перевязан поверх гимнастерки санитаром.

     А теперь, говорит он мне: "Подойди ко мне и поднимись на стремя." Я подошел, он освободил одно стремя, я ступил в стремя, и моя голова стала на уровне его головы. Он мне шёпотом на ухо говорит: "Смотри, дивизия бежит и никакой обороны не займет, так как её берут в клещи танки немцев." Я посмотрел и ужаснулся: действительно, хоть и далеко бы­ло, но видно, как в беспорядке группами быстро двигаются войска нашей дивизии, а на горизонте видны немецкие танки. На мой вопрос, что нам делать, он ответил: "Я надеюсь на лошади добраться до своего полка, а там видно будет. А вот вам не знаю, что и посоветовать. Во всяком случае, нужно оставлять эту позицию."

     Так мы и сделали. Разобрали и раскидали замок у пулемета, прострелили в нескольких ме­стах кожух, сняли разобрали прицельное устройство миномета, а части самого миномета разбросали в разные стороны. После этого вынули патроны из пулеметной ленты, разделили их между солдатами и двинулись за дивизией.

     Солдатам я ничего не ска­зал о создавшейся обстановке, да они не спрашивали, а сами видели, что дела на­ши плохие. Когда подошли к железной дороге, то все увидели, что танки окружают наши части, а вдалеке по дороге мчатся немецкие мотоциклисты. Положение у меня опять создалось критическое, это третий раз в сутки, но опять выручил счастливый случай….

 

  Отступая под натиском превосходящих сил немцев, израсходовав боеприпасы и потеряв в бою своих командиров, подразделения 240 сп все больше лиша­лись организованности и поддавались панике. В то время как одни группы бойцов продолжали стойко удерживать позиции, другие пытались спастись бег­ством, третьи оставляли свои позиции, поддавались панике еще до подхода про­тивника.

     Немцы на автомашинах и мотоциклах преследовали бегущих бойцов, расстре­ливали их из пулеметов, окружали, брали в плен. На дороге можно было видеть толпы бегущих красноармейцев, их лица были покрыты потом и грязью, с обе­зумевшими от ужаса глазами. Многие уже не могли бежать и ковыляли кое-как. По сторонам дороги громоздились перевернутые повозки и орудия, лежали уби­тые лошади, валялось брошенное стрелковое оружие и войсковое имущество.

     Посланный полковником Чернюговым С.С. бронепоезд смог дойти только до моста

через реку Добосна. Немцы уже успели выйти к железной дороге и взорвали мост, а потому оказать помощь 1 батальону 240 сп бронепоезд уже не мог. Все же, огнем своих орудий и пулеметов бронепоезд задержал на некоторое вре­мя движение немцев по дороге и танков в сторону железнодорожного полотна, тем самым помог бегущим оторваться на некоторое время от преследователей. В дальнейшем бронепоезд был вынужден отойти и маневрировать в непосредственной близости от города, т.к. немцы могли его отрезать, взорвав мост через реку Орыска.

Из немецкого ЖБД( вероятно 3-я тд) :                                           

15.20… Самолет-разведчик сообщает о том, что Жлобин занят противником. Вражеские моторизованные колонны в направлении на Жлобин. Вражеские укрепления от Рогачева до Жлобина, по-видимому, заняты противником.
15.30… 6-й танковый полк достиг Жлобина. Передовые подразделения ведут бой с бронепоездом. Оба моста разрушены. 2-й батальон 6-го танкового полка уничтожил 4 орудия, танк и противотанковую пушку.

16.45… 6-й танковый полк после успешно решенной задачи покинул 10-ю моторизованную дивизию и возвращается в прежний район дислокации.
     В отчете танкового полка наглядно описаны бои и успехи полка. Так, 1-я рота 6-го танкового полка (лейтенант Кёлер) уничтожила в Жлобине 22 танка и 3 противотанковых пушки.

 

Вспоминает бывший начштаба 3-го батальона  240 сп лейтенант Синельников Васи­лий Федорович:

…Мы заметили в кювете около железной дороги автомашину полуторку и подошли ли к ней. На наш вопрос, исправна ли машина, шофер ответил, что исправна. Спра­шиваем, почему не едешь, шофер ответил, не знает куда ехать, оказывается, его послали отвезти нам боеприпасы, а он видит, что все бегут с той стороны. Я пока­зал шоферу свое удостоверение и объявил, что он поступает в мое распоряжение. Шофер обрадовался и готов был выполнять любое приказание. Я приказал солдатам садиться в кузов машины, а сам сел в кабину, и мы двинулись по дороге вслед за отходящими подразделениями дивизии. Машина быстро мчалась вперед, настроение на­ше повысилось, и мы стали уверены, что наша эпопея благополучно закончится.

     Мы перегоняли войска, но в каком состоянии они были: все двигались толпой, что было сил, многие уже не были в силе бежать и ковыляли кое-как. Вещевые мешки, противогазы, скатки шинелей, а некоторые и винтовки побросали. По дороге много валялось войскового имущества. Лица людей были страшны: покрытые потом и грязью, гла­за у многих, как безумные….

 

     При отходе к Жлобину 1 дивизион 707 гап подвергся нападению немецких автоматчиков, просочившихся в тыл наших войск и устроивших засаду в посе­вах ржи вдоль дороги. Немцам удалось перебить лошадей. В результате, бата­реи лишились большого количества орудий, их пришлось оставить на дороге, сняв замки.

     Командиры батарей и огневых взводов предпринимали отчаянные попытки спасти и вывезти боевую технику. При наступлении немцев вокруг орудий  возникали стихийные схватки. Много артеллиристов, бойцов и командиров 1-го дивизиона погибли в этих схватках.

     В числе погибших был и заместитель командира полка по политической части батальонный комиссар Гайнулин Гариф Шогигалеевич. Многие бойцы и командиры оказались в плену.

 

По данным сайта ОБД:   Гайнулин Гариф Шогигалеевич, ст.батальонный комиссар 707 гап, 1903г, г.Белебей, пропал без вести в июле 1941г. Жена Гайнулина М, Баш АССР, ул.Коммунистическая 89.

24.02.1944  в г.Жлобин на улице Кутузова было создано захоронение (братская могила), в которой захоронено 555 человек, из них известных только 75 (в том числе и Гайнулин Г.Ш.). Перезахоронение производилось из д.Ветка и д.Прудок. Шефство над захоронением – средняя школа №2.

 

     На подступах к Жлобину так же была создана оборона. За насыпь железной дороги Жлобин - Рогачев был выдвинут 1 батальон 275 сп со взводом ПТО в со­ставе двух стрелковых, пулеметной и минометной рот. В его задачу входило не пропустить к городу немецкие части, двигавшиеся по шоссе Бобруйск - Жлобин.

     Одновременно, севернее п.Лебедевка расположилась 4 рота 275 сп вместе со взводом ПТО и одним 76 мм орудием батареи полковой артиллерии. На север­ной и западной окраинах города находились огневые позиции 4, 7 и 8 батарей 707 гап. На юго-западной  окраине Жлобина были расположены огневые позиции батарей 2-го дивизиона 322 лап. С юга и юго-запада город должны были при­крывать отходящие подразделения 240 сп.

Рис.7.

 

   Отступая к Жлобину, 222 оптд на реке Орыска снова преградил путь немец­ким танкам 10 мд, двигавшимся по шоссе с запада. Однако, времени для обору­дования огневых позиций и маскировки орудий не было, немцы двигались бук­вально по пятам. В результате короткого, но ожесточенного боя, во время которого вражеские самолеты интенсивно бомбили и обстреливали из пулеметов расчеты орудий, немцы были снова остановлены, несколько танков было подби­то, а дивизион, потеряв еще одно орудие и воспользовавшись паузой, смог оторваться от противника и начать отходить по дороге на Малевичи в южном направлении.


.
Если Вы располагаете какими-либо сведениями о 117 сд, фронтовыми письмами, воспоминаниями, свяжитесь с автором - kazkad@bk.ru. Спасибо!

                         НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА -      117sd.wmsite.ru
  117-я стрелковая дивизия 1-го формирования 2011 © Все права защищены  
Счетчик посещений
Победа 1945  
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS