117-я куйбышевская стрелковая дивизия 1-го формирования

ПЕРВЫЕ.

НА ЧЕТЫРЁХ ФРОНТАХ

окопная хроника боевого пути 117 сд

      
                                                         НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА -      117sd.wmsite.ru                             
                           


В данном разделе новостей нет.
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА -      117sd.wmsite.ru

4.8. Так шли мы к Победе.

     Отошедшие на левый берег части 117 сд продолжали укреплять и совершенствовать оборонительный рубеж. Создавались основные и запасные ог­невые позиции на танкоопасных направлениях, а так же ложные ОП с деревянны­ми пушками, которые особенно «любили»  бомбить и обстреливать немцы (ЦАМО фонд 63 ск опись 388836 дело 1 лист 8). По при­казу командира 63 ск комкора Петровского Л.Г. в течение 7 июля были сформи­рованы истребительные команды из наиболее преданных, смелых, храбрых и инициативных людей из расчета: в полку - рота, в батальоне - взвод, в роте - два отделения. Личный состав истребительных команд был вооружен противотан­ковыми гранатами, связками гранат, бутылками с горючей жидкостью, пакетами с взрывчаткой (ЦАМО фонд 63 ск опись 388835 дело 2 лист 19). Стало налаживаться и снабжение артиллерийских частей бое­припасами по требуемым калибрам и видам действия. ДОП размещался на ст.Буда Кошелевская.

 

Вспоминает бывший командир 1 отделения 3 взвода 1 роты 275 сп мл.сер­жант Асеев Петр Сысоевич:

…Нашей группой-взводом командовал лейтенант Бондаренко. Тогда нам в лесу да­ли немного патрон, по две гранаты лимонки и по две бутылки с бензином, спички длинные и серные дощечки для поджига и броска по танкам. …

…Отход наших войск из Жлобина к берегу Днепра прикрывала 7-я рота 275 сп. Она удерживала южную часть города, не давая немцам выйти к Днепру, где бе­рег был выше и господствовал над рекой. Мелкими группами части 3 тд и 41 пп 10 мд немцев пытались несколько раз форсировать Днепр в районе Проскурня.

     Одновременно противник подверг бомбардировке станции Хальч и Салтановку и высадил небольшой авиадесант в районе Хорошевки, но все попытки врага вы­садиться на левый берег были отбиты частями 117 сд….

 

Вспоминает бывший красноармеец взвода конной разведки 240 сп Борисов Иван Аверьянович:

…Вызывает командира взвода Кузнецова В.Г. комполка в штаб, это дело было по Жлобином. Через полчаса приходит командир взвода, построил взвод и вызывает: "Красноармейцы Борисов, Панарин, Рева, Шавхалов и Мухин!". Назначает меня старшим. Подает команду, остальным разойтись. Почему, думаю, такой выбор?

  Дело в том, что наша Родина у всех пятерых не занятая противником, а были случаи, что у некоторых местность была занята, нечего греха таить, поддавались на авантюру немецких листовок, что немец сбрасывал с самолетов уйма. Разложил карту, указал квадрат и место, где нужно было прикрыть левый фланг ниже Днепра, т.е. от Жлобина в 12 км по правую сторону Днепра. Луга, а за ним болото. Немцы могли переправить­ся и ударить во фланг. Одновременно на основном направлении была оставлена рота для прикрытия пока при отходе. Что такое прикрывать отход?! Помощи не жди ни от­куда, пока не отойдет полк на новые рубежи, а с наступлением темноты отходишь.

  А на фронте 1 час считается за сутки. И остается после изнурительных боев из 160 человек 35-40. Притом, раненых не бросишь, нужно нести на себе. Спасибо, спасали болота, да леса, а дороги перерезаны немцами. Наша группа в составе 5 человек вышла в указанное место. Пять винтовок и один ручной пулемет Дегтярева и у каждого по 4 гранаты, в общем, слезы. Какой бой, а то и на 30 мин не хватит. Лошадей поставили в укрытие, расположились так, чтобы можно было маневрировать, т.е. менять позицию вдоль Днепра. Это выполнили пулеметчики, чтобы немца заве­сти в заблуждение. Так и получилось. После нашего прибытия часа через полтора, наблюдатель наш сидел на сосне, заметил 2 мотоцикла в нашу сторону. Остановились на берегу, недалеко, руками указали и уехали. Через полчаса видим, примерно до роты пехоты с минометами и надувными лодками. Я подал команду не стрелять. Когда они выехали до середины, вот тут и пошла писать губерния. Немцы с того берега открыли огонь, а что были в лодках, пошли на дно. Мы позицию быстро скрытно сме­нили, а на наши старые позиции пошел шквал огня минометного. Мы молчим, как толь­ко выедут другие, уже на лодках, подвезли гражданские, немцы заставили под ору­жием, снова открываем сабантуй. И таким образом, скрытой подвижностью наших по­зиций мы продержали противника до определенного времени и тем самым не дали воз­можность зайти во фланг прикрывающей роте при отходе полка. При этой небольшой операции у нас из 5 человек только был ранен один Мухин осколком в предплечье.

   Прикрывающая рота отходила самостоятельно, а мы своим курсом на лошадях, лесом, и вышли в пригороде Гомеля во втором часу ночи. А рота вышла позднее, потеряла более половины своего состава. А если бы не мы, им бы, т.е. роте, можно пря­мо сказать труба….

 

                                                  ЖБД ЗАПАДНОГО ФРОНТА:

 

    21 АРМИЯ – в течение дня 7.07 продолжала усиливать оборонительный рубеж по вост.берегу р.ДНЕПР на участке /иск/ ШКЛОВ , ЛУПОЛОВО.

   63 ск – восстановив положение в районе ЗБОРОВО, продолжает оборонительные работы:

   167 сд – ГАДИЛОВИЧИ, РОГАЧЁВ, ЦУПЕР.

   161 сд – после атаки совместно с  167 сд отошли в прежнее.

  117 сд – два полка дивизии, попавшие в окружение в 7-8 км западнее ЖЛОБИН до 2.00 7.07 вели ожесточённый бой с мотомехчастями противника. С 2.00 полки начали отход, возвратясь на вост.берег отдельными незначительными частями.

   Перед дивизией действовали части 24 тк противника.

   66 ск в течение дня производил частичную перегруппировку и продолжал укрепление востоного берега р.ДНЕПР.

   232 сд перегруппировалась к северу в направлении ЖЛОБИН.

   154 сд пербрасывается комбинированным маршем на участок 117 сд (ЖЛОБИН, СТРЕШИН).

   67 ск в течение дня производил перегруппировку:

   102 сд из района ЧЕСЕРСК с наступлением темноты 7.07 выступает в ПРОПОЙСК;

   151 сд из района ДОБРУШ к 20.00 7.07 сосредотачивается на северо-западной окраине ГОМЕЛЬ.

     Штарм 21 – ГОМЕЛЬ.

 

          Закончился этот этап сражения 117 сд на правом берегу Днепра. Главным итогом сражения было то, что 24 тк немцев, вышедший к Днепру 3 июля, так и не смог форсировать Днепр в полосе обороны 21 армии. Но глав­ный результат героической самоотверженной борьбы воинов 117 сд проявился не у Жлобина, а в районе Зборово под Рогачевом. Именно там 3 июля немцы создали плацдарм, а 5 июля, переправив на плацдарм часть сил 3 и 4 танко­вых дивизий, продвинулись к Гадиловичам, выходя на шоссе Варшава-Москва. Только личное участие в контратаке командира 63 ск комкора Петровского Л.Г позволило восстановить положение и отбросить немцев на плацдарм.  

     Беспре­рывные контратаки 117 сд в направлении Поболово вынудили немцев снять со Зборовского плацдарма 3-ю танковую и вновь прибывшую 10-ю моторизованную дивизии. Ожесточенные бои 117 сд за Жлобин приковали 6 и 7 июля эти силы немцев к району Жлобин-Поболово (ЦАМО фонд 63 ск опись 388836 дело 20 лист 1).  

     6 и 7 июля немцы все же продолжали пред­принимать интенсивные попытки переправить часть сил 4 тд на Зборовский плацдарм, но они были отбиты имеемыми силами 63 ск (ЦАМО фонд 63 ск опись 388835 дело 2 лист 30). Не случайно командир 63 ск комкор Петровский Л.Г. в период боев 6-7 июля неотлучно находился в районе Жлобинских переправ, ибо тем, насколько долго удастся при­ковать основные силы 24 тк немцев к Жлобину, решалась судьба обороны 21 армии. 

     Страшно представить последствия выхода 3 тд, 4 тд и 10 мд немцев 6 июля 1941 года на Варшавское шоссе! В то время ни у 21, ни, тем более, у 4 армии не было никаких резервов. Жертвы, принесенные 117 сд, окупятся потом еще не раз в разгар Смоленского сражения. Тогда, прежде, чем выйти на Варшавское шоссе, немцы будут вынуждены преодолевать 40-50 км по грун­товым дорогам от Старого Быхова до шоссе, и ввиду сильной пыли на дорогах  десятками и сотнями начнут выходить из строя моторы танков 2-й танковой группы  Гудериана.

     Так, не только уничтожением танков и живой силы врага, но и срывом планов его «молниеносной войны", воины 117 сд внесли свой ощутимый вклад в далекую Победу мая 1945 года.

 

                Оперативная сводка №25 к 20.00 7.7.41 Штаб Западного фронта, Гнездово.                                                       

          63 ск восстановил положение в районе Зборово. Части корпуса продолжают оборонительные работы на рубеже:

          167 сд – Гадиловичи, Рогачев, Цупер;

          61 сд после контратаки совместно с 167 сд отошла в прежнее положение;

          117 сд – два полка дивизии, попавшие в окружение 7-8 км западнее Жлобин, до 2.00 7.7 вели ожесточенный бой с мотомехчастями противника. С 2.00 полки начали отход, возвратясь на восточный берег отдельными незначительными частями. Потери уточняются. Перед дивизией действовали части 24 тк противника.

          Штакор 63 – Городец.

 

     Заканчивался день 7 июля 1941 года. Немцы продолжали подтягивать силы к Днепру, однако соединения 24 тк не были уже опасно сконцентрированы: 4-я тд двигалась в район Ст.Быхова, 3-я тд в составе 6 тп, 3 мп, 394 мп и 75 ап находилась в Поболово, 10-я мд с частью сил 3 тд находилась в Жло­бине, 1-я кд двигалась от Бобруйска в сторону ст.Кр.Берег.

     Бойцы и командиры продолжали поодиночке и группами выбираться из оккупированного немцами Жлобина и его окрестностей, переплывать на левый берег Днепра.

 

         Разведсводка № 7. Штаб артиллерии 21 армии 8.00, г.Гомель

     Противник силою 3-й и 4-и танковых дивизий и 41-го пехотного полка в течение ночи с 7.7.41г. на 8.7.41г. продолжал сосредо­точение своих сил к р.Днепр, местами делал попытку форсировать её. На участке Рогачев-Жлобин противник имеет 105 и 150 мм артиллерию около 2-х дивизионов и 4 минометных батареи, на Бобруйско-Рогачевском направлении. Противник (3-я тд и батальон 41пп мелкими группами пытался форсировать р.Днепр в районе Проскурни,одновременно подвергнув бомбардировке ст.Хальч и ст.Салтановка. В районе Хорошовка (восточнее Гомеля)  выброшен небольшой авиа­десант.

 

     Настоящий подвиг солдатского долга совершила группа бойцов и командиров 2-го батальона 275 сп. Оказавшись в тылу немецких войск, они ночью вывели и переправили на левый берег всю технику, лошадей и личный состав. На левом берегу они немедленно заняли оборонительный рубеж и уже утром 8 июля отразили все атаки пытавшегося переправиться здесь противника.

 

Вспоминает бывший красноармеец взвода ПТО 2 батальона 275 сп Прозоров Андрей Егорович:

…Другой стороной мы прошли г.Жлобин к Днепру. Дело было к утру, к нам подошел один офицер и сказал, что есть переправа, и мы пошли туда. Подошли, берег был крутой. Сделаны были плоты, на которых должны мы были переправиться. Никак лошади не идут, но все-таки мы переправились, хотя и было много трудностей. Теперь дру­гая батарея тоже переправилась. Они тоже переправляли оружие. Лошади не шли на плоты, но все-таки и они переправились.

     У нас было 2 орудия 40 мм. Еще были 2 орудия 76 мм, не могу сказать, какой батареи.

Я был ранен после переправы на другой берег Днепра. Где мы заняли переправу, я не помню. Меня взял раненного Кузьма Красников и принес в санчасть….

 

По данным сайта ОБД: рядовой Красников Кузьма Филиппович, 1911г,Чкаловская обл, Бузулукский р-н, д.Никифоровка. Пропал без вести в 1941г, письмо с дороги от 26.06.1941г. Мать – Красникова Мария Фёдоровна.


                                   БОЕВОЙ СОСТАВ 21 Армии на 7 июля 1941 года.

                   

 

                                               ЖБД ЗАПАДНОГО ФРОНТА:

   21 АРМИЯ – в течение ночи на 8.08 продолжала оборонительные работы по восточному берегу р.ДНЕПР на фронте БЫХОВ, РОГАЧЁВ, ЖЛОБИН,РЕЧИЦА, ЛОЕВ.

   В течение ночи с 7.07 на 8.07 перд фронтом армии противник активных действий не проявлял.

   117 сд во время боёв западнее ЖЛОБИН в операции участвовали 240 сп и 275 сп в полном составе,707 гап, 322 ап,  ОРБ и ПТО. Из операции не вернулись: полностью 240 сп, два батальона 275 сп, матчасть 707 гап, 322 ап, ОРБ и ПТД. Пропали без вести командиры 275 сп и ПТО. По данным участников боёв противник потерял до 35 тяжёлых танков, до полка мотопехоты.



 

                                                                     Донесение.

     7 июля 1941 года В 173 мсб поступило 31 чел.раненых и больных. Итого с 4 по 7 ию­ля поступило 356 чел, из них умерших 3 чел,отправлено в часть - 2 чел.эвакуировано на сан.летучку от- Хальч - 351 чел.

      Командир 173 омсб 117 сд в/врач-2 ранга Чурилов, подписал п.Ржевский

 

Гудериан «Воспоминания солдата»:                                                                                                       К 7 июля были достигнуты следующие пункты: штаб танковой группы — Борисов; 1-я кавалерийская дивизия — Бобруйск, 10-я мотодивизия — Жлобин, 3-я танковая дивизия — район Рогачев, Новый Быхов, 4-я танковая дивизия — Старый Быхов (Быхов), 10-я танковая дивизия — Белыничи, дивизия СС «Рейх» — Березино, пехотный полк «Великая Германия» — Чер-вень, 18-я танковая дивизия — Толочин, 17-я танковая дивизия — Сенно, 29-я мотодивизия — Борисов.

Форсирование Днепра

     7 июля я должен был принять решение : либо продолжать быстрое продвижение, форсировать своими танковыми силами Днепр и достичь своих первых оперативных целей наступления в сроки, предусмотренные первоначальным планом кампании, либо, учитывая мероприятия, предпринимаемые русскими с целью организации обороны на этом водном рубеже, приостановить продвижение и не начинать сражения до подхода полевых армий.

     За немедленное наступление говорила слабость в данный момент обороны русских, которая только еще создавалась. Русские занимали сильные предмостные укрепления под Рогачевом, Могилевом и Оршей; поэтому нам не удалось взять Рогачев и Могилев. Правда, у нас имелись сведения о подходе к противнику подкреплений: крупная группировка русских войск отмечалась в районе Гомеля, другая, меньшая, — севернее Орши, в районе Сенно. Но наша пехота могла подойти не раньше как через две недели. За это время русские могли в значительной степени усилить свою оборону. Кроме того, сомнительно было, удастся ли пехоте опрокинуть хорошо организованную оборону на участке реки и снова продолжать маневренную войну. Еще в большей степени вызвало сомнение достижение наших первых оперативных целей и окончание кампании уже осенью 1941 г. Это-то и было как раз главным.                                                                 

     Я полностью сознавал всю трудность решения. Я считался с опасностью сильного контрудара противника по открытым флангам, которые будут иметь три мои танковых корпуса после форсирования Днепра. Несмотря на это,  я был настолько проникнут важностью стоявшей передо мной задачи и верой в ее разрешимость и одновременно настолько был убежден в непреодолимой мощи и наступательной силе моих войск, что немедленно отдал приказ форсировать Днепр и продолжать продвижение на Смоленск.

     Я отдал распоряжение прекратить бои на обоих участках — как у Жлобина, так и Сенно — и организовать там только наблюдение за противником.

     Участки форсирования Днепра были ограничены предмостными укреплениями, занятыми крупными силами русских. Для 24-го танкового корпуса по договоренности с генералом бароном фон Гейером в качестве пункта форсирования был назначен Старый Быхов (Быхов), а днем начала действий — 10 июля; 11 июля 46-й танковый корпус должен был форсировать Днепр у Шклова, а 47-й танковый корпус — у Копысь между городами Могилев и Орша. Все передвижения войск и выход их на исходное положение тщательно маскировались; марши совершались только ночью. Прикрытие с воздуха района исходного положения осуществляли  истребители храброго полковника Мельдера, который развернул передовые аэродромы непосредственно за первым эшелоном. Там, где появлялись его истребители, небо сразу же становилось чистым.

     7 июля я посетил 47-й танковый корпус, чтобы устно разъяснить планы форсирования Днепра. По дороге в корпус я осмотрел трофейный русский бронепоезд. Затем я поехал в штаб корпуса, размещенный в Наче (30 км восточное Борисова), оттуда в Толочин, в 18-ю танковую дивизию, которая вела бои с русскими танками. Генералу Нерингу было указано на важность овладения районом Коханово, западнее Орши, и ликвидации имевшихся в этом районе предмостных укреплений русских для успеха предстоявших операций. Войскам, которые снова произвели на меня чрезвычайно хорошее впечатление, я высказал свою особую благодарность.

 

     Самоотверженно оказывали помощь воинам 117 сд жители оккупированного немцами Жлобина. За оказание помощи раненым красноармейцам немцы казнили через повешенье 8 июля на центральной площади города пожилого гражданина и молодую девушку учительницу. В течение нескольких дней немцы не разреша­ли снимать тела казненных патриотов.

     117 сд продолжала оборонять левый берег Днепра, пресекая все попытки немцев переправиться и захватить плацдарм. Огонь велся и по скоплениям групп противника вблизи берега, и по высоким зданиям и строениям, где могли находиться немецкие корректировщики. Правый берег Днепра во всей полосе обороны 117 сд был постоянной ареной действий наших разведгрупп.

     8 июля было издано Директивное Указание №1 командования Западного фронта "Об организации противотанковой обороны", подписанное маршалом Советского Союза С.К.Тимошенко, армейским комиссаром 2 ранга З.М.Мехлисом и членом Военного Совета фронта  П.К.Пономаренко. В этот же день Директиву № 4 "Об организации противотанковой обороны в полосе 21 армии" подписал Командующий артиллерией армии генерал-майор Ткаченко Г.Д. и начальник штаба артиллерии 21 армии полковник Снегирев И.М.

     Немцы продолжали обстреливать левый берег из тяжелых орудий и бомбить с воздуха. На участке Рогачев-Жлобин (по данныnbsp;м нашей разведки) он имел 105 и 150 мм артиллерию, около 2-х дивизионов и четыре минометные батареи крупных калибров (ЦАМО фонд 63 ск опись 388836 дело 20 лист 1).

 

Вспоминает бывший командир 3 взвода 5 роты 820 сп мл.лейтенант Василь­ев Лаврентий Кузьмич:

…При бомбежке нашего батальона в лесу на левом берегу Днепра, напротив ж/д моста. В роте мы потеряли человека три и 4 лошади: один боец был с лошадьми, а двое около кухни. Когда заметили самолеты, мы солдат отвели вглубь леса, повар так же бросил кух­ню и укрылся, а Ромишевский и еще один боец решили воспользоваться отсутствием повара. А тут бомба попала в кухню, и захватило их взрывной волной. Похоронили прямо в лесу.

   Я в это время только что возвратился с ночной разведки на левый берег, еще не отдохнули, а завтрак пришлось получать сухим….

 

     Укрепившись на левом берегу и почувствовав себя в относительной безо­пасности (враг был теперь только перед фронтом и в воздухе) бойцы 117 сд обретали все больше уверенности в своей силе. Искали свои подразделения, своих товарищей, командиров. Враг уже не казался таким всесильным и ковар­ным. Бойцы все чаще в одиночку и группами вели настоящую охоту за фашист­скими солдатами, появляющимися на правом берегу. Уничтожали их выстрелами из винтовок, не боясь вызвать ответный минометный огонь. Это настолько быстро и широко распространилось по всему левому берегу, что уже во второй половине дня немцы стали бояться выходить к берегу Днепра.

     Боевой дух солдат оставался на высоте.

 

Вспоминает бывший начштаба 3-го батальона  240 сп лейтенант Синельников Васи­лий Федорович:

…Недалеко от Жлобина, когда еще не появился бронепоезд, произошел курьезный случай, который считаю нужным вкратце описать, так как он показывает, насколько бывают стойкие и мужественные люди. Нашу группу догнал один солдат, обратился ко мне и спросил, сколько километров от села, в котором шли бои до Жлобина. Я ответил, где-то километров 20-25. Тогда он вполне серьезно говорит: "Я прошу Вас записать, что боец такой-то из первой стрелковой роты норму на значок ГТО 2-й ступени по бегу выполнил. Я пробежал это расстояние в полном походном снаряжении за 2 часа". Оказывается, этот солдат несколько раз пытался сдать нор­му на значок ГТО 2 ступени по бегу и в мирной обстановке ему не удавалось. На всех соревнованиях я был всегда в комиссии и старшим на дистанции. Вот, увидев меня здесь, он и решил доложить о своих успехах. Удивила меня выдержка, юмор и хладнокровие этого солдата….

 

     Одновременно развернулась охота за всеми самолетами, появляющимися над расположением дивизии. Их обстреливали из винтовок, ручных и станковых пулеметов. Вой пикирующего самолета уже не вызывал чувства одиночества и беззащитности, т.к. с разных сторон раздавался и нарастал треск выстрелов и дробь очере­дей в направление стервятника. Душа бойца, испытавшая недавно унижение страхом, требовала возмездия.   

     Однако, такое стихийное самовыражение могло иметь чреватые последствия для нашей авиации, совершающей боевые вылеты через участки обороны 63 ск. Начальник артиллерии 63 ск генерал-майор Казаков А.Ф. отдал приказ  "Всем начальникам артиллерии дивизий и команди­рам ОЗАД прекратить вести огонь по неопознанным и не проявляющим враждеб­ного воздействия самолетам!"(ЦАМО фонд 63 ск опись 388835 дело 1 лист 24).

     240 и 275 стрелковые полки понесли в боях 6-7 июля большие потери. Их состав сократился более чем наполовину. Дивизия начала приводить себя в порядок. Донесения о потерях в личном составе, вооружении, конской пого­ловье, технике стекались в штабы полков.

 

Вспоминает бывший  командир  9 роты 3 батальо­на 275 сп мл.лейтенант Леженин Федор Иванович:

…На второй день я и другие представили от рот в штаб полка, где подводили итоги боя, подсчитали потери в людях и технике. Зам начальника штаба капитан, начальника штаба не было. Комиссар полка еще с вечера создал группу поиска из медработни­ков, чтобы найти командира полка майора Монова. Они ночь где-то лазили, но без успеха, он истерически кричал на них и снова рассылал их, они молчали."Найдите живого или мертвого Монова!" Мы смотрели на комиссара и думали: "Насколько глу­пые действия".        

     Был бы он на поле боя, возможно бы понял, что поиск бесполезен….

 

В этот же день в соответствии с распоряжениями № 015 и № 016 (ЦАМО фонд 117 сд опись 1 дело 2 лист 207-208) штаба 63 ск начали составляться донесения о численном составе и потерях в артиллерийском вооружении по всем частям 117 сд. Серьезные потери в личном составе (от 16% - 322 лап до 38% - 222 оптд) и в вооружении (от 60% - 707 гап до 100% - 321 озад) понесли артил­лерийские части дивизии. Большие потери в арт.вооружении были и в стрелковых полках, особенно в 240 сп - 70% орудий и 80% минометов. Полки потеря­ли и много другой техники: автомашин, тракторов, радиостанций, винтовок, ручных и станковых пулеметов. До 70% составляли потери конского состава, особенно в артиллерийских полках, конная тяга была весьма уязвимым местом полков и с земли, и с воздуха.

     Главная причина потерь состояла в том, что противник (10-я мд и 3-я тд) обладал огромным количественным превосходством в живой силе и технике на земле и в воздухе и имел более высокую степень маневренно­сти. Все это постоянно приводило в ходе боев 6-7 июля к критическим ситу­ациям, в которых оказывались стрелковые подразделения и расчеты орудий. Рукопашный бой артиллеристов с немецкой пехотой и стрелков с танками врага были частыми явлениями этих боев. Часть орудий пришлось оставить в результате прорыва немецких танков к Жлобинским переправам. Утрате некото­рой части стрелкового вооружения и минометов так же способствовало отсут­ствие организованного снабжения боеприпасами, особенно в бою в районе Поболово.

     И все же, несмотря на все потери, враг не смог воспользоваться захваченными трофеями. Большинство орудий, часто ценой жизней бойцов и командиров, были выведены из строя: сняты замки, взорваны казенные части, повреждены каналы стволов и т.п.

 

Вспоминает бывший командир 3 взвода пулеметной роты 3-го батальона 275 сп мл.лейтенант Леженин Федор Иванович:

…Пулеметная рота состояла из 3-х взводов, в каждом взводе 4-е отделения, 4-е станковых пулеметов "максим", две повозки, а всего в роте 12 пулеметов, 6 парных повозок, 12 лошадей и были запасные повозки. У командира роты была под седлом лошадь.

   После ранения командира роты Яцкевича, обязанности командира роты возложили на меня, одновре­менно я был и командиром взвода. Вот почему вместе с Васей Сапелкиным мне при­шлось идти к бронепоезду за пулеметами. Рота потеряла в первом бою четыре пулемета "максим", а в бронепоезде стояли "максимы" кроме пушек. Когда мы зашли в него, у нас разгорелся аппетит, пострелять из пушек, потревожить немцев.

…Мы часто поглядывали на бронепоезд, он стоял слева от нас 200-400 м. Мы думали, что он тоже держит оборону в составе нашей дивизии. Но когда убедились, что он не имеет признаков жизни. Сапелкин В. сказал, что он служил на бронепоезде, зна­ет его вооружение, там есть и пулеметы "максим". И мы решили с ним посетить бро­непоезд.

   На второй или на третий день мы пошли скрытно ползком, где как пришлось. Он стоял высоко на насыпи, вход был слева по ходу, лицом к Жлобину. Зашли мы внутрь, все было новое чистое и безопасно. Признака человеческой жизни не было. Из продуктов, вещей тоже ничего не было, не было и отстрелянных гильз.

   Я стал снимать тела "максимов", они без катков и щитов, только с лентой заряженной, а Вася Сапелкин разглядывал город в амбразуру, выбрал пушку в правом углу, из ко­торой можно было обстреливать весь город. Я тоже посмотрел. На правой стороне, на окраине города были навесы кирпичного завода. Хорошо было видно, под навеса­ми стояла немецкая батарея и мы открыли по ней огонь. Видно было, как немцы бе­гали, затем огонь перенесли в район церкви. Стреляли без прицела, через ствол прямой наводкой. Я подавал снаряды, а Вася действовал, через каждый выстрел открывал затвор, смотрел на цель через ствол.

   И вдруг Сапелкин крикнул: "Бежим! ". Я не понял в чем дело. Он ответил: "Снаряд заклинило в стволе пушки". Мы быстро вышли или через двери, или через люк в полу, взяли два ствола (тела) пулемета и поползли вдоль насыпи железнодорожного полотна левой стороной по ходу поезда.

   Только мы отползли 40-50 м, послышался взрыв. Мы посмотрели, как взвился вверх квадратный кусок железа спереди справа. Потом второй взрыв. Мы убедились, что в безопасности и переползли на правую сторону, стали пробираться в роту. За этот период пожар и взрывы усилились. Мы только смотрели на это зрелище. Никто об этом не знал, только я, Сапелкин и Холуев. Но мы побаивались, мы же не со­бирались его взрывать, а только взять пулеметы, а когда посмотрели, можно и попугать немцев. Причины взрыва я не знаю, возможно, немцы ударили по нас бронебойно-зажигательным снарядом, когда узнали, что поезд жив, а возможно, от снаря­да, что заклинило в стволе. Сапелкин говорил, что ствол нагрелся, и снаряд не мог пройти...

 

     Невосполнимыми потерями 117 сд были люди. Погибли командиры 240 и 275 стрелковых полков подполковник Витушкин Михаил Иванович и майор Монов Василий Прохорович, пропал без вести командир 820 сп полковник Гетманец Владимир Иванович, погибли три командира батальона, в том числе командир 1-го батальона 240 сп майор Майский Терентий Тимофеевич, командир 3 батальона 240 сп Чистозвонов Иван, командир 3 батальона 275 сп старший лейтенант Дитянцев Пётр Иванович, около двух десятков командиров рот и батарей. 

По данным сайта ОБД: полковник Гетманец Владимир Иванович, командир 820 сп 117 сд, пропал без вести в июле 1941г.Жена Гетманец Анна Александровна, г.Тбилиси, ул.Марра д.63.

     Из донесения о безвозвратных потерях от 19.5.42г:

…Полковник Гетманец Владимир Иванович, командовал 597 запасным стрелковым полком в ПриВО, позже командовал 820 сп 117 сд, с которым ушёл на центральный фронт. 117 сд расформирована, куда попал т.Гетманец, неизвестно. Всё это было в июле 1941г. По данным Центрального бюро персональных потерь убитым, пропавшим без вести и в плену не значится. Отделы кадров Брянского и Западного фронтов дали ответ, что в их частях т.Гетманец нет. Семья т.Гетманец состоит из жены и 10-летнего ребенка. ВЫВОД: считать пропавшим без вести….

 

Вспоминает бывший командир пулеметного взвода 2 роты 240 сп лейтенант Ганиев Фаиз Хадеивич:

… Коман­дир полка подполковник Витушкин был убит, поэтому некоторые пошли по полевой дороге перпендикулярно шоссе в южном направлении: майор Майский Т.Т., командир 2 ро­ты Харитонов Николай, командир I роты Тумановский, начальник штаба 1-го батальона летйнант Суслов Владимир и другие, которые не вернулись. 

  А я со своим взводом и еще к нам присоединилось несколь­ко человек и мл.лейтенант нашей роты, пошли параллельно шоссейной дороге посе­редине осушенного болота. Наш отход поддерживал бронепоезд со станции Жлобин….

… Из группы майора Майского никто не вернулся….

 

По данным сайта ОБД: майор Майский Терентий Тимофеевич, командир батальона 240 сп, пропал без вести в 1941г. Жена – Майская Евгения Константиновна. Выплата по денежному аттестату на семью майор Майского за №71 прекращена.

 

     Начальник штаба 1 батальона 240 сп Суслов Владимир Григорьевич (Харитонович), как оказалось, попал в плен.

По данным сайта ОБД: лейтенант Суслов Владимир Григорьевич, адъютант батальона 240 сп, 1918г,Куйбышевская обл. Красноярский район с.Большая Царевщина,  в КА с 23.6.1941г. Пропал без вести в 1941г. Мать: Суслова Наталья Григорьевна, г.Куйбышев ул.Некрасова 45 кв.6.

Лейтенант Суслов Владимир Харитонович, 240 сп 117 сд, 21.07.1918г, с.Б.Царевщина. попал в плен 6.07.1941 в районе Жлобина, был здоров (не ранен). Содержался в лагере XIII D (62), лагерный номер 6411. Умер в плену 21.01.1943г от туберкулёза, похоронен в Фалькенау могила 172.

 

Вспоминает бывший красноармеец хозвзвода 3 батальона 240 сп Карпеев Григорий Федорович:

…Мы встали на старые места, откуда пошли в наступление, из батальона пришло меньше половины. Не пришел командир батальона Чистозвонов и ряд других командиров.

   Мы заняли оборону, стояли до 9 июля 41г. 9-го числа на зорьке нас сменила Ульянов­ская дивизия (154 сд), а мы ушли на пополнение в лес….

 

Вспоминает бывший политрук саперной роты 240сп мл.политрук Наумов Степан Кузьмич:

После подполковника Витушкина, который был убит в бою 6-го июля, в этот день был убит командир 1-го батальона майор Майский, пропал без вести мой комбат, капитан И.Чистозвонов. Погибло много командного состава. В должность командира полка вступил капитан Фетисов командир 2-го батальона….

…После гибели ко­мандира 3-го батальона капитана Чистозвонова И., батальоном командовал я, мне при­шлось выводить его, т.е. батальон, из боя, собирать отставших и ушедших вперед.

  Потом командиром батальона был назначен капитан Плотников. До этого он был начальником штаба, или, как тогда эта должность называлась, старшим адъютантом 2-го батальона. Он был призван из запаса перед самой войной….

 

Выбыл из строя  командир пулемётной роты 3 батальона лейтенант Палатов Алексей Михайлович.

 

По данным сайта ОБД: лейтенант Палатов Алексей Михайлович, командир роты 240 сп, 1914г, Саратовская обл, г.Пугачев,  получил сквозное пулевое ранение левой половины грудной клетки и брюшной полости, был эвакуирован  в ЭГ 1392, умер 19.07.41. Похоронен в г.Борисоглебске Воронежской обл. Эвакогоспиталь № 1392 находился в г.Борисоглебске Воронежской области с 25.6.1941 по 15.10.1943г.

 

Большие потери в людях понесли штаб  дивизии и штабы полков.

 

Вспоминает бывший начальник штаба 321 озад лейтенант Рохманюк Михаил Дмит­риевич:

… Погибла или пропала без вести почти половина л/состава в т.ч. командного. Отдельные бойцы и подразделения дрались героически, но в целом, управление было потеряно, командиры и штабы перестали управлять сво­ими частями и подразделениями, бои носили очаговый характер и в целом это был хаос. Командир 240 сп сам водил полк в контратаку впереди с наганом в руках и это считалось нормой….

 

Вспоминает бывший красноармеец хозвзвода 3 батальона 240 сп Карпеев Григорий Федорович:

…Я узнал о гибели командира полка 9 июля утром. Он был в гробу, он был тяжело ранен, жил одни сутки, его ранило 6 июля в первом бою….

…Я командира полка только видел в гробу 9 июля утром рано. Я спросил: "Кто это?" Мне ответили ребята: "Наш командир полка",- и мы ушли в лес….

 

     Значительные потери были и среди политического состава дивизии и частей. Пропал без вести начальник штаба 275 сп майор Поляков Арсений Фёдорович, а начальник штаба 240 сп капитан Лукьянченко прибыл в расположение 117 сд только 8 июля в гражданской одежде и без документов.

 

     По данным сайта ОБД: майор Поляков Арсений Федорович, 15.10.1898г, место рождения Волково, попал в плен 7.07.41 под Жлобином, лагерь XIII D(62), лагерный номер 6710.  23.2.43  был переведен в другой лагерь, освобождён 4.4.1945г.

 

Вспоминает бывший начальник строевого отдела 240 сп мл.лейтенант Саталкин Федор Георгиевич:

…Капитан Лукьянченко - начальник штаба 240 сп. С ним до начала войны я служил почти 2 года. Он был службист, каблуками стукал хорошо, окончил академию ген. штаба, а вот составить бумагу мало-дело серьезную он не мог. И вот наступил бой, он настолько растерялся, что вернулся в часть на 3-й день в гражданской одежде и без пересадки в особый отдел для проверки. Что с ним было дальше, я не знаю….

 

Вспоминает бывший пом.начальника IV отделения штаба 117 сд мл.лейте­нант Копылов Николай Лукьянович:

…Дело было в 5-6 часов утра. Было тихое хорошее утро. Перед полковником Чернюговым и Старостиным стоял полный обросший щетиной мужик. Форма одежды была крестьянская: заплатанный пиджак, заплатанные брюки. В руках была шапка и длинный деревянный кол.

-Где полк?

-Полка нет, его разбили немцы под Жлобином.

-Где вы достали такую одежду?

-Выменял у крестьян в деревне.

-Где ваши документы и партбилет?

-Документы и партбилет закопаны в лесу под деревом.

-Сейчас вы являетесь простым солдатом. Идите, доставайте документы и собирайте полк.

     Больше я этого мужика не видел….


Из  «МАТЕРИАЛОВ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРИЧИН ПОРАЖЕНИЯ 117-й СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ 21-й АРМИИ ЗАПАДНОГО ФРОНТА В БОЯХ ПОД ЖЛОБИНЫМ 6 ИЮЛЯ 1941 ГОДА»:

…Бывший красноармеец 240 СП, по национальности немец, из Республики немцев Поволжья (фамилия которого выясняется) во время боя перешел на сторону врага. При встрече с ним начальника штаба 240 СП капитана ЛУКЬЯНЧЕНКО, который, скрываясь от преследования, был переодет в гражданский костюм, выдал его немцам. ЛУКЬЯНЧЕНКО случайно удалось бежать..


Правда, со временем, всё это забылось и в наградном листе уже подполковника Лукьянченко И.С.- к тому времени (1943 год) начальника штаба 75 сд, события этих дней звучали иначе: 

Наградной Лист


     Причиной гибели некоторой части командного состава стало стремление некоторых командиров принять непосредственное личное участие в атаках на­ших стрелковых подразделений. Этот патриотический порыв всячески поощрялся в то время во всех наших органах печати и не встречал осуждения со сторо­ны командования дивизии.

     И в то же время нужно понимать, что, возможно, это был единственный способ поднять в атаку бойцов, которые , насмерть перепуганные, зарывались в землю и не желали подниматься. Преодолеть этот порог страха психологически было очень сложно.

 

Вспоминает бывший начальник строевого отдела 240 сп мл.лейтенант Саталкин Федор Георгиевич:

…В это время листовок не бросали, а бросали позже: одно долбили-  "Рус, бросай винтовку и иди к нам!". Никаких мер маскировки в первом бою не было. Красноармейцы вели себя трусливо, неопытно, командный состав демаскировался и потому попадал под пули врага. Мы не умели действовать против танков врага. Причина потери артиллерии - растерянность и паника. При наступлении немцы ста­рались окружать и создавать панику и непрерывно стреляют….

 

     Количество погибших  и пропавших без вести младших командиров было просто невероятным.

 

Вспоминает бывший политрук саперной роты 240сп мл.политрук Наумов Степан Кузьмич:

…Я предполагаю, что он погиб в первом бою под Жлобином 6 июля 41г ( Николай Харитонов- командир 2 роты). Во всяком случае, он не вышел из боя, и в Буда-Кошелево я его не встретил. Правда, и время-то было такое, что не до встреч. Батальон потерял более половины состава людей и почти всю технику. Нужно было готовиться к следующим боям, полу­чать пополнение людей, коней техники. Командиры рот и взводов выбыли из строя, сам я легко ранен, командир батальона пропал без вести, новый только назначен и еще не в курсе дел. Но я все же пытался найти Колю Харитонова, но не нашел….

 

     В результате отхода наших войск за Днепр часть раненых бойцов и командиров 240 сп и 707 гап осталась на оккупированной немцами территории.

 

Вспоминает бывший ездовой 1-го батальона 240 сп красноармеец Чемеревский Богуслав Иосифович:

…К вечеру 6 июля добрались до деревни в трех километрах от Малевической Рудни. Но эти здоровые от меня удрали, когда я под утро уснул. Меня забрал один старик, который через день отвез в школу в дер.Малевическая Рудня, где лежали раненные бойцы 117 дивизии. Я попал туда 28-м. Много было стариков приписников с Куйбышевской области, как эти двое бросивших меня. Там за нами ухаживали, делали перевязки, был старик фельдшер и молодая девушка медсестра Валя (Сорокина)….

 

     К вечеру противник начал перебрасывать из Жлобина часть сил 10-й мд. 6-я батарея 318 гап БМ нанесла удар по мотомеханизированной колон­не немцев в районе птицесовхоза.

     Взрыв двух мостов через Днепр у Жлобина сразу привел к утрате интереса немцев к этому направлению.

 

Из письма начальника инженерной службы 117 сд майора Алексеева Михаила Алексеевича, от 8 июля 1941 года:

...К обстановке уже привык и приспосабливаться к местности тоже научил­ся. Иногда бывает очень жарко. Спать приходится очень мало. Раздевать­ся, конечно, не приходится. Днем сапоги раза два переобуваю и все. Умы­ваться тоже, как придется. Питание хорошее. Все время на воздухе, в лесах….

 

 

Сведения о численном боевом составе артиллерии 117 сд на 8.7.41:

   707 гап командный состав - 35, нач.состав - 25

           младший нач.состав - 70, рядовые - 467

           лошадей – 207, винтовок - 481, револьверов - 57,

           руч.пулем. – 2, 122 мм - 8,   р/станций: 6ПК - 1,5АК - 1

           грузовых а/машин - 14, спец.а/м -1, легк.а/м - 1(без 3 дивизиона) Кабеля - 29км

 

   322 ап командный состав - 64, нач.состав - 38 младший нач.состав - 106, рядовые - 624

                           Лошадей - 214

                           Винтовок - 565, револьверов - 107, руч.пулем. - 2

                           зенитн.пулем. - I, 76 мм - 6

                           р/станций: б ПК - 2, 5АК - 2

                           Груз.а/м - 16, спец.а/м - 2, кабеля - 67 км

 

   321озад командный состав - 12, нач.состав - 9, младший нач.состав - 33, рядовые - 109

         &nTimes New Romanspan class=bsp;                  Винтовок - 138, резольверов - 16, груз.а/м - 3.

 

   820 сп 45 мм - II, 76 мм - 5

 

            Сведения о потерях в арт.частях 117 сд на 8.7.41г.:

                 707 гап: офицеров убито - 5, ранено - 3, пропало без вести - 18

                            Сержантов и рядовых убито - 26, ран.- 56, пропало без вести - 272

                            Лошадей - 164,

                          &nprod @7 21600 pixelHeightbsp; Винтовок - 379, ручных пулемётов - 8, 122 мм - 16, 152 мм - 2

                            р/станций: 6ПК - I, 5АК - I, а/машин - 6

 

                  322 лап: офицеров ранено - 3, пропало б/вести - 3

                             сержантов и рядовых убито-12, ран.6, проп.б/вести- 102

                             Лошадей - 123,

                             Винтовок - 88, руч.пулем. - 3, 76 мм - 10, 122 мм - 8

                             р/станцин: 6ПК - 3, 5АК - I, а/машин - 17, кабеля - 60 км

 

                 321озад:  офицеров убито - 1, ранено - 2, пропало б/вести - 5

                             сержантов и рядовых убито-6, ранено-8/пропало б/вести-43

                             винтовок - 32, 37 мм - 4, 76 мм - 4

                             р/станции: 6ПК- 4, 5АК - I, а/машин - 10,

                             спец.а/м- 2 тракторов  – 4

 

                 222 оиптд: убито и ранено 20 человек. Пропало б/вести – 58 человек

                             Винтовок - 83, ручных пулемётов - 16, 45 мм - 13,

                             а/машин - 14, тракторов - 16.

 

                 240 сп    Лошадей - 33, 45 мм - 10, 76 мм - 3, 82мм мин.-11, 120мм мин.- 4,

 

                 275 сп    Винтовок - 150, руч.пулем. - 17, 45 мм - 4, 50мм мин.-6,

                            82мм мин.- 4, 120мм мин.- 1.

 

                 820 сп    45 мм - 1, 76 мм - 1.

 

 

 Приказание № 4 Начальника артиллерии 63 ск. г.Городец. Начальникам                 

              артиллерии дивизий, командирам  ОЗАД.                                                                         Прекратить огонь по неопознанным и не проявляющим воздействия самолётам.   

                                    нач.штаба артиллерии майор Рубинштейн

 

                                                  ЖБД ЗАПАДНОГО ФРОНТА:

   21 АРМИЯ – продолжала удерживать рубеж по вост.берегу р.ДНЕПР на фронте НОВ.БЫХОВ, РЕЧИЦА, ЛОЕВ, производя в ночь на 9.07 перегруппировку частей армии:

   102 сд к утру 9.07 выдвигалась из района ЧЕЧЕРСК на рубеж /иск/ НОВ.БЫХОВ, ГАДИЛОВИЧИ.

   63 ск /61, 167, 154 сд, 318 гап КМ ?/ сменял части 117 сд на участке : /иск/ ГАДИЛОВИЧИ, РОГАЧЁВ, СТРЕШИН.

   117 сд отводится в район КОШЕЛЕВ, БУДА КОШЕЛЕВСКАЯ, БЫТЬКОВКА для укомплектования.

   25 мк – заканчивает сосредоточение в районе НОВОЗЫБКОВ, ЗЛЫНКА, КЛИМОВО.

 


                                   ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА. 

1.Андрющенко Н.К. "На земле Белоруссии летом 1941 года" Минск 1985г стр 175-180  

2.Гвоздев Г.Б. "Пока бьётся сердце" Москва 1967г стр 13-28

3.Ерёменко А.И. "В начале войны" Москва 1964г стр 80-86, 189-194

4.Сандалов Л.М. "Пережитое" Москва 1961г стр 162-166

5.Сборник "В грозные годы" Минск 1973г стр 39-41, 56

6.Анфилов В.А. "Бессмертный подвиг" Москва 1971г стр 383-395

7.Жадов А.С. "Четыре года войны" Москва 1978г стр 15-19

                              

/font44


.
Если Вы располагаете какими-либо сведениями о 117 сд, фронтовыми письмами, воспоминаниями, свяжитесь с автором - kazkad@bk.ru. Спасибо!

                         НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА -      117sd.wmsite.ru
  117-я стрелковая дивизия 1-го формирования 2011 © Все права защищены  
Счетчик посещений
Победа 1945  
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS