117-я куйбышевская стрелковая дивизия 1-го формирования

ПЕРВЫЕ.

НА ЧЕТЫРЁХ ФРОНТАХ

окопная хроника боевого пути 117 сд

      
                                                         НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА -      117sd.wmsite.ru                             
                           


В данном разделе новостей нет.
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА -      117sd.wmsite.ru

5.2. Подготовка к боям.

    Данные о потерях в личном составе, вооружении и технике, высланные в штаб 21 армии, вызвали там смятение. Многие из погибших и пропавших без ве­сти до назначения в 117 сд служили в штабе ПриВО и были хорошо известны, как грамотные и преданные Родине командиры. 

     К тому же, штаб 21 армии в то время не располагал сведениями о фактических силах немцев, противостоявших 117 сд в бою 6-7 июля. Было известно по показаниям пленных присутствие под Жлобином только 41 пп 10 мд и каких-то подразделений 3 тд.    Оперативные же результаты этого боя начали сказываться намного позже. В результате, боль­шие потери 117 сд были восприняты, как следствие неумелого руководства вой­сками на поле боя, плохой работы командиров и штабов, слабой сплоченности и выучки личного состава подразделений. Была назначена комиссия особого от­дела и военной прокуратуры штаба 21 армии по выяснению причин неудачного боя дивизии и понесенных потерь.   

     Командир дивизии полковник Чернюгов С.С., его заместитель полковник Свиридов П.И., прокурор дивизии военный прокурор 1 ранга Лозовой, начальник особого отдела штаба дивизии майор Носов и ряд других руководящих работников штаба дивизии были отстранены от занимаемых до этого ими должностей.

     После провала этой «операции» и вывода дивизии в резерв, по распоряжению Мехлиса срочно направленными в Гомель и Буда-Кошелево полковником Константином Елкиным и бригадным комиссаром Иваном Видюковым было проведено расследование. Они подготовили закрытую грифом "Совершенно секретно" докладную записку - материалы расследования причин поражения 117-й стрелковой дивизии 21-й армии в боях под Жлобиным 6 июля 1941 года ( ЦАМО СССР. Ф. 208. Оп. 2524. Д. 2. Л. 39-51, 59-60).

 

Вспоминает бывший начальник штаба 321 озад лейтенант Рохманюк Михаил Дмит­риевич:

…Под Жлобиным штаб дивизии понес незначительные потери, была пси­хологическая травма первого боя, да еще неудачного. Лично нам было не до штаба дивизии. Мы сами еле отбивались от следователей прокуратуры за утерянные пушки (воюя до последнего дня войны, я не помню таких потерь в одном бою). Мы тогда потеряли много солдат и команд ...

 

 

МАТЕРИАЛЫ РАССЛЕДОВАНИЕ ПРИЧИН ПОРАЖЕНИЯ 117-й СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ

21-й АРМИИ ЗАПАДНОГО ФРОНТА В БОЯХ ПОД ЖЛОБИНЫМ 6 ИЮЛЯ 1941 ГОДА

15 июля 1941 г.

Совершенно секретно

Члену Военного Совета Западного фронта

армейскому комиссару 1 ранга

тов. МЕХЛИСУ

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА

 

    Согласно Вашего распоряжения полковником ЕЛКИНЫМ К. П. и бригадным комиссаром ВИДЮКОВЫМ И. М. в период с 9 по 12.7.41 г. проведено расследование причин поражения 117 Стрелковой Дивизии 63 Стрелкового Корпуса 21 Армии в операции под Жлобином.

    1. Приказы и распоряжения по операции

    Согласно распоряжения шифром от 4.7.41 начальника штаба фронта генерал-лейтенанта МАЛАНДИНА (см. приложение № 1) командарму-21 было приказано: из частей, находящихся в районе ЖЛОБИНА, подготовить три-четыре сильных отряда в составе до полка каждый. Отрядам ставилась задача: в ночь на 5.7.41, действуя [в направлении] на БОБРУЙСК, сжечь мосты на коммуникациях и уничтожить танки и мототехнику противника. В случае успеха и благоприятной обстановки захватить БОБРУЙСК и удерживать его.

    На основании распоряжения начальника штаба фронта Военный Совет 21-й Армии в 1.55 5.7.41 отдал распоряжение командиру 63 СК №…, в котором поставил задачу: наступать на БОБРУЙСК, сжечь переправы через реку БЕРЕЗИНА в районе БОБРУЙСКА, окружить и уничтожить противника, действующего в направлении РОГАЧЕВ. Одновременно командарм-21 обратился с запросом к начальнику штаба фронта  о переносе операции в ночь на 6.7.41. Ответа на этот запрос не последовало. Выписка из директивы фронта № 16 - "пятое" была получена 5.7.41 в 18.55. В это время части 117 СД, выполняя задачу, двигались по Бобруйскому шоссе. Директива фронта № 16, подписанная в 8.00 5.7.41, в штаб армии поступила только через 11 часов, и части уже действовали по распоряжению начальника штаба фронта от 4.7.41, измененному по времени на одни сутки Военным Советом Армии.

    Отданное распоряжение штармом-21  командиру 63 СК и боевое распоряжение штаба корпуса-63 в течение дня, 5.7.41, были изменены распоряжением начштарма-213 генерал-майором ГОРДОВЫМ, который в 14.00 по телефону открытым текстом начало выступления отряда установил в 16.00 5.7.41. Получив такое распоряжение, командир 117 СД полковник ЧЕРНЮГОВ изменил время выступления на 16.00 вместо ранее намеченного на 2.00 и отдал через своего начштаба частное распоряжение,  которым фактически изменил всю организацию операции, как количественно, так и по замыслу выполнения, указанную в приказе № 05. Например, отмена пункта № 5 боевого приказа № 05 об обеспечении правого фланга в направлении РОГАЧЕВ.

    Командир 117 СД, получив устное распоряжение командарма и начштаба-21 о немедленном выступлении отряда, не доложил об этом командиру 63 стрелкового корпуса, вследствие чего штакор-634 в подготовке и проведении операции фактически участия не принимал.

    2. Подготовка операции

    При подготовке операции разведданные о противнике не учитывались, а командиры частей и батальонов о них ничего не знали. К утру 6.7.41, когда части 117 СД находились в районе совхозов ПОБОЛОВО, СЕНОЖАТКИ в полуокружении, штакор-63 имел данные, что перед фронтом корпуса действует 3-я бронедивизия противника, а на участке отряда 117 СД из опроса участников боев установлено, что против них действовали около батальона пехоты, до одного мотополка, до одного танкового полка средних и легких танков, до восьми легких артиллерийских батарей и до дивизиона тяжелых орудий. Применялись массовый огонь минометов и действие огнеметов из бронемашин.

    Изменение времени выступления с 2.00 6.7.41 на 16.00 5.7.41, при разбросанности дивизии на широком фронте (25-28 км), фактически сорвало подготовку операции. Командиры частей и подразделений сами не уяснили обстановку, не сумели подготовить личный состав и материальную часть.

    Отсутствовала скрытность, маскировка подготовки и внезапность начала операции. Все распоряжения о времени выступления, и какими силами выступать командиру 117 СД штарм-21 передавал по телефону открыто, что не исключало возможности перехвата их противником. Приказание начштарма-21 выступить в 16.00, при отсутствии прикрытия движения колонны с воздуха нашей авиацией, дало возможность авиации противника обнаружить отряд 117 СД на Бобруйском шоссе, подвергнуть его бомбардировке и передать немецкому командованию сведения о величине колонны. Все это исключало внезапность и предоставило противнику все условия подготовиться к окружению частей 117 СД.

    Штарм-21 и штакор-63 не организовали проверки исполнения отданных боевых распоряжений по 117 СД. Комкор-63 ПЕТРОВСКИЙ не знал об изменении штармом времени действий отряда 117 СД и фактически самоустранился от контроля и проверки подготовки действий этого отряда. Это привело к тому, что командир 117 СД полковник ЧЕРНЮГОВ уяснил поставленную перед ним задачу так: на его участке находится стратегический мост и отряд 117 СД своими действиями должен обеспечить наступление утром 6.7.41 подвижных частей 21 армии при поддержке авиации.

    Оперативное обеспечение5 действий отряда 117 СД отсутствовало. Велась только тактическая наземная разведка силами Отдельного Разведывательного Батальона дивизии, которая не дала данных о действиях, составе группировки и передвижении противника. Несмотря на то, что в директиве штарма-21 указывалось об обеспечении действий отряда авиацией и танками, все же штарм не дал никаких указаний по этому вопросу командующему ВВС армии - комдиву ВОРОЖЕЙКИНУ и его штабу. 6.7.41 наша авиация ни в какой мере не обеспечила действий отряда на поле боя, что позволило самолетам противника беспрепятственно вести бомбежку, обстреливать из пулеметов боевые порядки отряда и корректировать огонь тяжелой артиллерии.

    Приданный танковый батальон имел учебную материальную часть БТ и Т-266, вышел в бой с большим опозданием - на 4-5 часов.

    Материальное обеспечение действий отряда было низким, например: 707 Гаубичный Артиллерийский Полк имел на орудие 152 мм по 20 снарядов, на орудие 122 мм - 50 снарядов; 322 Артиллерийский Полк на орудие имел 40 снарядов; противотанковый дивизион имел по 50 снарядов на орудие; 321 Зенитно - Артиллерийский Дивизион имел на орудие 35-40 снарядов. В 240 Стрелковом Полку ручных гранат было до 5000 штук, а в артчастях  и остальных частях, кроме батальона связи и 222 дивизиона Противо - Танковых Орудий, ручных гранат не было. План подвоза боеприпасов не был продуман. До 30 машин, которые везли боеприпасы отряду, возвратились обратно потому, что противник мотоциклетками и танковыми частями отрезал пути подвоза.

    Отдел политической пропаганды дивизии и политработники частей, не зная сами конкретно поставленной задачи перед отрядом, слабо обеспечили партийно-политической работой проводимую операцию.

3. Ход боевых действий отряда 117 СД

    Отряд 117 СД в 16.00 5.7.41 выступил из района ЖЛОБИНА в составе: 240 Стрелкового Полка, 3 батальона 275 Стрелкового Полка, 707 Гаубичного Артиллерийского Полка, 1 дивизиона 322 Легкого Артиллерийского Полка, дивизиона Противо - Танковых Орудий, Зенитно - Артиллерийского Дивизиона и 12 танков БТ.

    В 17.00 5.7.41 отряд прошел мост через реку ДНЕПР и вышел на Бобруйское шоссе. В 20.00 он подвергся бомбардировке авиацией противника, но потерь не имел.

    Разведка велась на широком фронте силами ОРБ. Бокового отряда вправо с целью охранения колонны выслано не было. Правая колонна к 1.00 6.7.41 вышла в район КАБАНОВКА и заняла круговую оборону, имея головные походные заставы в 2-3 км западнее. Севернее и восточнее охранения не было. Левая колонна вышла в район ТЕРТЕЖ. Головная походная застава завязала бой в районе ЗЕЛЕНАЯ СЛОБОДА.

    Бой начался в 2.30 6.7.41 в районе ПОБОЛОВО, СЕНОЖАТКИ, ТЕРТЕЖ и протекал с переменным успехом до 11.00.

    Немцы сначала действовали вдоль Бобруйского шоссе, чем оттягивали наш фланг на запад от реки ДНЕПР.

    Затем противник, действуя отдельными мелкими танковыми (5-6 танков) и мотоциклетными группами, стал обтекать фланги батальонов и действовать на тылы. Одновременно из района РОГАЧЕВО, южнее и западнее, противник открыл огонь по нашим батареям, которой корректировался самолетом и наносил большие потери нашим батареям, в первую очередь, выбивая конные запряжки8, тягачи и орудийные расчеты.

    Пехота противника засела на чердаках домов в КАБАНОВКЕ и других населенных пунктах, а также вела огонь из пулеметов и автоматов по пехоте и батареям, стоявшим на открытых позициях.

    Командир 240 СП в 6.30 доносил, что он окружен в районе ПОБОЛОВО. К 11.00 инициатива целиком перешла к противнику. Полк оказался в полуокружении, оставался один узкий коридор, пролегавший через торфяные болота. При отходе подразделений в этих болотах вязла материальная часть, а противник своим огнем не давал возможности вытаскивать застрявшую в болотах технику.

    Противник, действуя справа и слева по хорошим дорогам, замкнул кольцо окружения в районе ЖЛОБИН и северо-западнее, а своей танковой группой ворвался в город, угрожая мосту и стремясь прорваться тяжелыми танками на плечах отходящих войск на восточный берег ДНЕПРА. В то же время тяжелые танки противника разбили наш бронепоезд № 16 и подавили несколько противотанковых орудий и дивизион корпусной артил4лерии на северо-восточной окраине ЖЛОБИНА.

    Об опасности захвата мостов противником было доложено полковником СТАРОСТИНЫМ  начштарму-21. Через 20 минут начштарм отдал распоряжение подготовиться к взрыву моста, и, спустя некоторое время, по распоряжению комкора ПЕТРОВСКОГО мост через реку ДНЕПР у ЖЛОБИНА был взорван.

    Отдельные подразделения, батареи и танковые группы, будучи в окружении, героически дрались с противником. Выходившие из окружения группы на лодках и вплавь переправлялись через реку ДНЕПР, таким же способом переправились командир 117 СД полковник ЧЕРНЮГОВ и его заместитель - бригадный комиссар АРХАНГЕЛЬСКИЙ.

    Слабым местом в ходе этой операции было управление подразделениями в процессе боя. Управление боем, как со стороны штаба дивизии, так и штаба полка фактически отсутствовало. Командир дивизии подменял командиров батальонов и командира 240 СП. Связь осталась неразвернутой, вышестоящему штабу донесения не посылались.

    6.7.41 бойцы, командиры и политработники 117 СД, встретившись с противником, проявили мужество и упорство. Особенно отличились отвагой и преданностью нашей Родине:

    Командир 4 батареи лейтенант ПОПОВ, он в бою под КРАСНОЙ СЛОБОДОЙ, несмотря на сильный артиллерийский обстрел Наблюдательного Пункта, мужественно вел огонь по артиллерии противника, уничтожил орудие Противотанкового Огня, минометную батарею и подавил артбатарею противника. Когда погиб расчет одного из орудий, тов. ПОПОВ сам вел огонь по противнику, давая возможность пехоте отойти на новый рубеж. Будучи раненым, тов. ПОПОВ не бросил орудия, а прямой наводкой расстреливал вражескую пехоту и уничтожил два танка противника. Разорвавшийся снаряд у самого орудия оборвал жизнь героя отечественной войны лейтенанта ПОПОВА.

    Дивизион, которым командовал старший лейтенант БРЕГА, ведя меткий огонь по скоплению противника из гаубиц 152 мм, в упор расстрелял 11 немецких танков. В этом дивизионе особо отличилась батарея, которой командует лейтенант ПАГОСОВ.

    Первая батарея ПТО во главе с командиром лейтенантом БЫЧКОВЫМ за время боя уничтожила 8 танков противника, три пулемета, 9 минометов, 4 орудия ПТО и разбила автомашину противника. Наибольшую отвагу и меткость огня показали наводчики ЛЮЦКО, ЛАЗАРЬ и КАТКОВ и командиры орудий ЕПИШКИН и МАЛАХОВ.

    5-я батарея 322 АП: командир лейтенант тов. НАБОКОВ попал под сильный огонь артиллерии 76 мм пушек из танков противника, быстро сменяя огневые позиции, продолжал расстреливать танки. Выбывающие люди заменялись оставшимися, не снижая интенсивности огня. Сам товарищ НАБОКОВ, командуя батареей, выполнял обязанности наводчика. Батарея уничтожила пять танков противника, будучи окруженным, личный состав батареи расставил орудия в четырех направлениях и уничтожал врага. Герои 5-й батареи отдали свои жизни за Родину, из состава батареи осталось в живых 6 человек, в числе их и раненый командир батареи тов. НАБОКОВ. Красноармеец тов. ТЕПЛО перед боем 6.7.41 подал заявление о вступлении в члены ВЛКСМ. В бою он проявил себя мужественным бойцом. Тов. ТЕПЛО под усиленным пулеметным огнем три раза доставлял командиру дивизии важные донесения. В этом бою метким броском гранаты тов. ТЕПЛО уничтожил пулеметный расчет противника. Имеется много и других фактов мужества и героизма, проявленных бойцами и командирами в этом бою.

    Однако в этом бою отдельные лица рядового и начальствующего состава показали себя трусами и предателями.

    Командир 1-й батареи 321 Отдельного Зенитно - Артиллерийского Дивизиона младший лейтенант ОЛЕНЧЕНКО дал распоряжение бойцам своей батареи вынуть затворы, увел людей с огневой позиции, сел на автомашину и уехал, оставил пушки противнику.

    Красноармеец ЗАПОЛЬСКИЙ, стремясь уклониться от боя и службы, сам прострелил себе ногу. Факт расследован, дело передано прокурору.

    Исключительным по своей контрреволюционности был случай, когда в бою 6 июля красноармеец 240 СП 9-й стрелковой роты по фамилии ЦАВА, по национальности грузин, стрелял в красноармейцев, идущих в наступление, и пытался убить командира взвода. ЦАВА был расстрелян на месте.

    Бывший красноармеец 240 СП, по национальности немец, из Республики немцев Поволжья (фамилия которого выясняется) во время боя перешел на сторону врага. При встрече с ним начальника штаба 240 СП капитана ЛУКЬЯНЧЕНКО, который, скрываясь от преследования, был переодет в гражданский костюм, выдал его немцам. ЛУКЬЯНЧЕНКО случайно удалось бежать.

    Имел место и такой факт, когда панически настроенные остатки дивизиона ПТО, выйдя из боя, вместе с командиром дивизиона капитаном МОИСЕЕНКО бежали за 30 километров от линии фронта.

    Исключительную трусость и предательство проявил лейтенант СТЕПАНОВ, член ВКП (б), который возглавлял группу по охране начальника Отдела Политической Пропаганды 21-й Армии дивизионного комиссара тов. ЧЕРВОВА. Лейтенант СТЕПАНОВ струсил и позорно бежал. Ревтрибунал приговорил СТЕПАНОВА к расстрелу.

    Несмотря на наличие в дивизии отдельных трусов и паникеров, до нашего приезда прокурор дивизии воен-юрист 1 ранга ЛОЗОВОЙ не расследовал ни одного дела и никого не предал суду Военного Трибунала. ЛОЗОВОЙ явный бездельник. В разговоре с нами он заявил, что вины его никакой в этом нет, так как к нему ни одного дела еще не поступило. По нашему докладу член Военного Совета 21 армии дивизионный комиссар тов. КОЛОНИН отдал распоряжение об освобождении ЛОЗОВОГО от должности прокурора дивизии.

    В бою 6.7.41 около 10 коммунистов проявили трусость и побросали свои партийные билеты, среди них оказались два секретаря первичных партийных организаций и один инструктор ОПП. Дано указание рассмотреть их дела в партийных организациях и исключить из партии.

    В рядовом, младшем начальствующем составе 117 СД имеется значительная часть призванных из районов Западной Белоруссии, Западной Украины и Республики немцев Поволжья (немцы, поляки, греки, итальянцы). Необходимо провести срочную фильтрацию личного состава и очистить дивизию от ненадежных элементов.

 

4.Наши потери и противника, отдельные тактические выводы

    Участвуя в операции под ЖЛОБИНЫМ 6.7.41, 117 СД понесла большие потери в личном составе и материальной части (см. приложение № 10). Из опроса участников боев установлено, что в своем большинстве оставленная техника, как правило, приводилась в негодность - у орудий снимались замки, прицельные приспособления, но имели место случаи, когда материальная часть бросалась исправной.
    В процессе борьбы с противником 6.7.41 у него было выведено из строя более 30 танков, до 2 батарей артиллерии, б-8 минометов, разбито и уничтожено до 2-3 батальонов мотопехоты, уничтожен крупный штаб, подбито несколько броневиков и мотоциклов.
    Вследствие плохой организации и подготовки действий отряда 117 СД и непринятия мер к организации укрепленного района вокруг ЖЛОБИНА был оставлен крупный железнодорожный узел и взорван железнодорожный мост через ДНЕПР стратегического значения.

     Бой показал, что боец, младший командир и командир взвода дерутся упорно. Командиры рот, батарей командуют только личным примером, идя впереди, увлекают за собой подразделения. Комбаты и командиры дивизионов еще теряются, много суетятся, но не увлекают боем подразделений. Командиры полков еще не имеют опыта, теряются в управлении, не организуют боя и не ставят четких задач приданным артиллерии и танкам. Командир дивизии в бою не мог определить свое место, переезжал от одного батальона к другому - и фактически не нашел своего места по управлению боем в сложной обстановке.

    Бутылки с зажигательным составом в борьбе с танками в этом бою себя оправдали. Танки противника, когда пехота не отходила, а залегала - останавливались, поворачивали назад и искали обходных путей с флангов.

    Атаку противник не выдерживает, штыка боится, солдаты поднимают руки вверх. Однако имели место случаи, когда, подняв руки, немцы подпускали наших бойцов ближе и снова открывали огонь из автоматов.

    Противник имел большую подвижность. Все солдаты к месту боя подвозятся, в бой идут, имея при себе только оружие и огнеприпасы.

    Противник удачно применяет просачивание мелкими группами танков и мотоциклистов, охватывая фланги и выходя в тыл подразделений. Умело был применен противником перекрестный и фланговый огонь, для чего он располагал огневые средства на крышах, в домах, искусно маскировал огневые точки плащ-палатками. Воюет противник робко, в населенных пунктах на ночь не останавливается. Ночует в поле, в лесах, охранение слабое и располагается все недалеко от дорог. Противник очень много выигрывает своей подвижностью, маскировкой, расчетом и хорошим управлением на поле боя.

 

    ВЫВОДЫ:

    1. Штарм-21 и штакор-63 подготовку действий отряда 117 СД оперативно и материально не обеспечили, поставив ему непосильную задачу.

    2. В подготовке отсутствовали скрытность и внезапность.

    3. Плохо была поставлена разведка противника, и плохо было организовано управление боем.

    4. Войскам не было обеспечено время для подготовки действий.

    5. Штарм не обеспечил действий отряда авиацией и танками.

    6. У командиров батальонов и командиров рот отсутствовали карты нужных масштабов.

    7. Штарм и штакор устранились от проверки исполнения приказов и не выслали командиров штаба для уточнения задач.

    8. Вследствие плохой организации и подготовки действий отряда 117 СД и непринятия мер к организации укрепленного района вокруг ЖЛОБИНА был оставлен крупный железнодорожный узел и взорван железнодорожный мост через ДНЕПР стратегического значения.

    9. 117 СД, несмотря на понесенные потери в людском, конском и техническом оснащении, остается боеспособной и как соединение может до получения технического оснащения выполнять боевые задачи на вспомогательном направлении.

    10. Для приведения 117 СД в полную боевую готовность дивизия нуждается в пополнении техническим оснащением и в очищении от ненадежных элементов из числа рядового и младшего начальствующего состава, призванных из районов Западной Белоруссии, Западной Украины и Республики немцев Поволжья, на что потребуется 10-15 суток.

    11. Необходимо прокуратуре и Военному Трибуналу срочно разобрать дела о преступлениях, связанных с трусостью в бою, оставлением неприятелю боевой техники, самострелом и паникерством.

    12. Основными виновниками поражений отряда 117 СД и позорной сдачи противнику крупного железнодорожного узла ЖЛОБИН являются, по нашему заключению, бывший командующий 21 армии генерал-лейтенант ГЕРАСИМЕНКО, начальник штаба 21 армии генерал-майор ГОРДОВ и командир 63 СК комкор ПЕТРОВСКИЙ, которые не обеспечили живого руководства подготовкой действий отряда 117 СД, не организовали проверки исполнения боевых распоряжений и не обеспечили организацию обороны города ЖЛОБИНА при наличии всех к этому возможностей.

    ПРИЛОЖЕНИЕ: на 14 листах.

 

СПРАВКА10
о потерях в личном составе и материальной части 117 СД
в Жлобинской операции 5-6.7.41 по данным нач. артснабжения дивизии
на 11 июля и начальника 4 отделения штадива11 на 10.7

№ пп.

Наименование потерь

Количество

Примечание

1

2

3

4

 

1.

Личного состава

2324 [чел.] 

т. е. 19,3 % к штатной численности [дивизии]

 

 

в том числе:

 

 

 

 

убитых

427 [чел.] 

 

 

 

раненых

311 [чел.] 

 

 

 

пропавших без вести

1586 [чел.] 

 

 

2.

Лошадей

387 [гол.] 

 

 

3.

Орудий

81 [шт.] 

 

 

 

из них [калибра]:

 

 

 

 

37 мм

 4 [шт.] 

 

 

 

45 мм

27 [шт.] 

 

 

 

76 мм

17 [шт.] 

из них зенитных - 4

 

 

122 мм

24 [шт.] 

 

 

 

152 мм

9 [шт.] 

из них 7 корпусных и 2 дивизионных

 

4.

Минометов

49 [шт.] 

из них 50 мм - 30
            82 мм - 14
          120 мм - 5

 

5.

Пулеметов

203 [шт.] 

 

 

 

из них:

 

 

 

 

станковых

57 [шт.] 

из них 3 зенитных комплексных

 

 

ручных

146 [шт.] 

 

 

6.

Винтовок

1964 [шт.] 

 

 

7.

Револьверов

299 [шт.] 

 

 

8.

Танков

48 [шт.] 

 

 

9.

Бронемашин

2 [шт.] 

 

 

10.

Тракторов

29 [шт.] 

из них 9 корпусного
Артиллерийского Полка

 

11.

Грузовых автомашин

62 [шт.] 

 

 

12.

Раций 5 АК

2 [шт.] 

 

 

13.

Раций 6 ПК

4 [шт.] 

 

 


 

 

 

 

 

Полковник ЕЛКИН
Бригадный комиссар ВИДЮКОВ

ЦАМО СССР. Ф. 208. Оп. 2524. Д. 2. Л. 39-51, 59-60

Примечания.                            

10. Согласно справке, процент потерь личного состава вроде бы не столь высок. Однако расчет здесь сделан, исходя из штатной, а не списочной численности личного состава дивизии. Как известно, последняя была значительно ниже, и для объективной оценки потерь следовало учесть только списочную численность частей и подразделений отряда 117-й стрелковой дивизии. Избрав иной показатель, полковник Елкин и бригаfont size=font size=дный комиссар Видюков тем самым пытались избежать трагических нот в докладной записке.



     10 июля командующим 21-й армией назначен генерал-полковник Ф. И. Кузнецов, снятый с должности командующего Северо-Западным фронтом.

 

     Командиром 117 сд был назначен бывший до этого момента заместителем командира 167 сд подполковник Хижняк Иван Лукич. Из наградного листа: 

     Забегая вперед, следует сказать, что комиссия штаба 21 армии в итоге расследования не нашла вины командира дивизии полковника Чернюгова С.С. в понесенных дивизией потерях и сдачи Жлобина, и он 17 июля 1941г. был назначен командиром 102 сд 67 ск взамен выбывшего из строя полковника Гудзя П.М.

     Временно командиром 240 сп был назначен капитан Фетисов Иван Тимофеевич (комбат-2) и оставался им до 11 июля 1941г, пока его не сменил майор Студеникин Иван Васильевич из отдела боевой подготовки 21 Армии. Командиром 275 сп стал капитан Ляпин Михаил Иванович. Командование 820 сп принял подполковник Хатеев Степан Павлович.


 

Вспоминает бывший политрук саперной роты 240сп мл.политрук Наумов Степан Кузьмич:

…Что из себя представлял капитан Фетисов? Возраст его около 40 лет, кадровый офицер, знающий военное дело, культурный. Я его знал в течение 1,5 лет, хотя хорошо с ним знаком не был из-за разницы в возрасте и звании….

 

Вспоминает бывший помощник командира взвода 4 роты 275 сп мл.сержант Ражев Василий Андрианович:

…После укомплектования в Буда Кошелевской, когда командиром 275 сп стал капитан Ляпин, мы ни разу не попадали в окружение. Он был умным, тихим, тактичным, грамотным и имел опыт борьбы с немцами. Он с группой солдат, с орудиями вышел от Бре­ста из 4 армии…

.

Капитан Ляпин Михаил Иванович - начальник штаба 18 отдельного пулемётно-артиллерийского батальона 62-го Брестского укрепрайона


     Бойцы и командиры 62-го Брестского укрепленного района также в числе первых втретили фашистов

и отчаянно защищали свои рубежи. Доказательство тому - бои в районе местечка Семятичи.
Начальник штаба 18-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона 62-го УРа капитан
Михаил Иванович Ляпин
, командир 1-й роты 17-го отдельного пулеметно-артиллерийского
батальона лейтенант Иван Иванович Федоров, командир взвода этого же батальона лейтенант
Семен Акимович Шиханцев, командиры Гончаров (Имя и отчество неизвестны) и Смазнов (Имя и
отчество неизвестны), политрук Волков (Имя и отчество неизвестны), сержант, комсорг гарнизона дота
«Орел» Николай Иосифович Бутенко, старшина-сверхсрочник Иван Михайлович Пухов, бойцы
Виноградов (Имя и отчество неизвестны), Добровольский (Имя и отчество неизвестны), Негорелов (Имя
и отчество неизвестны) и еще 18 человек вели бой с наступающим врагом у деревни Анусин, недалеко
от местечка Семятиче (ныне территория Польши).
     Когда началась война, жена лейтенанта И.И. Федорова Пелагея Ефремовна Сулейкина находилась 
в деревне. Туда к ней прибежали жены командиров Гончарова и Смазнова. Женщины в деревне
оставались до семи часов вечера 22 июня. Потом по совету пограничников их хотели укрыть в
командном доте. Но туда пройти женщинам не удалось, так как он был под сильным обстрелом. Они
смогли пробраться в дот лейтенанта Семена Ши-ханцева и политрука Волкова. Женщины просили
отправить их в штаб батальона. С. Шиханцев согласился, тем более что туда должна была идти
автомашина. В это время пришел лейтенант И.И. Федоров. Он не разрешил женщинам с детьми
уезжать, так как никаких сведений о штабе не было, а посланные туда связные не возвратились.
Иван Федоров предположил, что они в кольце, и велел женщинам оставаться в доте. Его жена,
Пелагея Ефремовна, спросила: «Что делать?» «Будем держаться все вместе, ожидая
подкрепления. Доты не оставим», - был ответ.
     В дотах сидели, как в мешке, о том, что делается вокруг, не знали, так как связи с другими ротами и 
батальоном не было. Противник ожесточенно обстреливал доты. Лишь иногда ночью бывало
затишье. За водой бойцы ночью ползком пробирались в село, которое уже заняли немцы. 24 июня
находиться в доте стало невыносимо. Вечером лейтенанту С.А. Шиханцеву удалось связаться по
телефону с командиром батальона. После этого разговора Пелагею Ефремовну пригласили к
командиру. Здесь состоялся ее последний разговор с мужем. Он спросил о состоянии детей и
женщин.
     «Олежка совсем плох. Что делать?» - спросила она, едва сдерживая слезы (сынишке было всего 24 
дня).
     «Я отец, тяжело и мне. Но женщины с детьми должны уйти. Береги детей, как бы трудно ни было. 
Если останетесь живы, постарайтесь воспитать детей, достойными своей Родины! Будьте уверены,
партия поможет вырастить их», - это была и просьба, и приказ.
К 12 часам 24 июня враг приблизился к доту вплотную и начал вести перекрестный огонь. В доте
стали отваливаться плиты бетона, погасли фонари. Все задыхались. А тут еще начался пожар.
Запахло жженой резиной. Дым повалил во все щели и амбразуры. Дышать стало нечем.
Немцы, видимо, решили, что людей они уничтожили, и отошли от дота. Младенец Олежка не подавал
признаков жизни. Мать решила, что он мертв, плотно завернула в одеяло и положила под стену дота.
     Трехлетняя дочурка еле дышала и не держалась на ножках. Безнадежной была и трехлетняя 
девочка Смазновой. Под прикрытием дыма женщины с детьми стали выбираться из дота.
Последней выходила Смазнова. Она была беременна, передвигалась с трудом, с дочерью на руках.
После выхода из дота упала в обморок. Ей помогли бойцы.
     У выхода из дота кто-то из бойцов крикнул Сулейкиной: «Сына возьмите. Может, где-нибудь хоть 
руками выкопаете ямку и похороните его. Останетесь живы, будете знать, где похоронили ребенка».
Взяла Пелагея Ефремовна мальчика. Добрались до ржаного поля. Присели. Началась страшная
рвота у всех. Тошнило одной сажей. Вырвало и сынишку, щечки его порозовели. Мальчик ожил!
Сердце у матери так и зашлось. Ведь она его чуть не закопала живого! А дочь Смазновой так и не
оправилась, на другой день умерла.
     Шли дальше. Встретили двух бойцов. Их точки еще держались и имели связь с дотом, где остался 
муж Пелагеи Ефремовны. Женщины воспользовались затишьем и пошли с бойцами. Лейтенант К.С.
Желторылов напоил всех водой, велел хоть немного умыться, так как женщины и дети были черными
от сажи и копоти. Он посоветовал идти за фронтом: может, где-нибудь удастся выйти к своим. Сами
же они остались в доте «Орел», который под руководством И.И. Федорова держался 12 дней и ночей.
     Женщины с детьми пришли в местечко Семятиче. Там уже были немцы. На железнодорожной 
станции бушевало море огня. Они остановились в разваленном сарайчике. Фашисты всех прибывших
в деревню тщательно проверяли. Местные жители их прятали, тайно приносили беженцам хлеб и
молоко. Отсюда они следили за оборонительным боем своих мужей с немцами. И по отзвукам боя
понятно было, что сражается лишь дот лейтенанта И.И. Федорова. Но и его пушки и пулеметы
стреляли все реже. На второй неделе, на рассвете, уже почти не было слышно выстрелов и там, а к
полудню 4 июля бой совсем затих.
     Через две недели крестьяне деревни рассказали Пелагее Ефремовне Сулейкиной, что они 
подобрали тяжелораненого, обгоревшего красноармейца Амозова, который полз по дороге. Женам
командиров удалось повидать его в лагерном лазарете. Это был единственный оставшийся в живых
пулеметчик.

     Мужественно сражались пограничники у селения Орля. Волею судьбы там была Ольга Борисовна 
Шанькова - жена младшего лейтенанта, командира взвода. Она вспоминала: «В некоторых точках
наши ожесточенно отстреливались дня три. Немцы блокировали дот. Бойцы стояли в полном
смысле слова насмерть. После боев, когда вокруг стихло, группа женщин обошла точки, в которых
сражались мужья. Все было разворочено, вокруг лежали убитые. У одной точки 12 человек, у другой -
18. У двух дотов среди погибших мы увидели младшего лейтенанта Мишуренкова и Орехова. Трупы
своих солдат гитлеровцы убрали. Наших воинов хоронили мы в темное время суток».
Трудно, а иногда и трагически складывалась жизнь жен и детей командиров Красной Армии в
оккупированной фашистами Брестской области.
     Те немногие участники обороны Брестского гарнизона, кто чудом уцелел и не был расстрелян, кто 

прошел через круги ада гетто и тюрем, кто остался жив, боролись с врагом в рядах народных мстителей, приближая день Победы.


Вспоминает бывший начальник артснабжения 18 опаб старший лейтенант Швейкин Иван Николаевич:

...Неся потери, мы вынуждены были отступить, так как других наших частей в этом районе не было. Видимо, они отходили через Брест. 


Пытались двигаться городом, но на первой же улице нас обстреляли. Кто стрелял — неизвестно, возможно, диверсанты, а может быть, и прорвавшиеся фашисты-разведчики. Обойдя Брест с севера, наша группа в 15 человек вышла на его восточную окраину. Километрах в 4–5 от Бреста из разрозненных групп организовывались подразделения. Они окапывались на отведенных участках. Генерал-майор, начальник Брестского гарнизона ездил на небольшом броневике и давал указания.

Здесь я встретил комбата майора Н. П. Бирюкова, замполита старшего политрука Горбатова, начальника штаба капитана М. И. Ляпина и секретаря партийного бюро политрука А. И. Лешенко. Все они жили в домах комсостава у крепости и отошли вместе с отступавшими от границы частями.

Отвели участок и нашей группе. В ней были бойцы хозвзвода, младшие командиры складов и штаба батальона. Я их хорошо знал, так как проводил с ними политзанятия. Возглавлять эту группу назначили меня. Все командиры  нашего батальона получили свои задания, и я их, за исключением капитана Ляпина, больше не встречал...



     Из штаба армии пришло распоряжение, всех военнослужащих уроженцев Западной Украины, Западной Белоруссии, Молдавии и лиц немецкой национальности отправить в тыл. В дивизии таких набралось 16 человек. Их под командой мл.лейтенанта Копылова Н.Л. отправили в Ново-Белицу.

 

Вспоминает бывший пом.начальника IV отделения штаба 117 сд мл.лейте­нант Копылов Николай Лукьянович:

…Штабом дивизии было получено из штаба 21 армии распоряжение от­командировать солдат из частей дивизии немцев по национальности….

…27 июля солдаты мною были переданы командиру нормировочного батальона 1-го запасного полка в количестве 16 человек. Вернуться в штаб дивизии мне не пришлось, т.к. дивизия была в окружении против­ника….

 

     Копылов Николай Лукьянович:  мл.лейтенант, был взят из запаса, призывался в конце апреля 1941 года, явился прямо в Тоцкие лагеря и назначен на должность помощника начальника 4 отделения штаба дивизии. Впоследствии, назначен начальником 4-го отделения штаба 143 стрелковой дивизии.

 

Вспоминает бывший командир 3 взвода 5 роты 820 сп мл. лейтенант Васильев Лаврентий Кузьмич:

…Я точно не знаю, когда и куда забрали от нас полков­ника Гетманца, слух такой проходил….

…Последний раз я видел его, когда мы выходили к Днепру в районе Стрешин( 3-4 июля)…

 

По данным сайта ОБД: полковник Гетманец Владимир Иванович, жив, попал в плен, в плену находился с июля 1941 г по август 1944г.

 

Вспоминает бывший помощник командира взвода 4 роты 275 сп мл.сержант Ражев Василий Андрианович:

У меня во взводе был немец Ремпель из Запорожья. Когда пришел при­каз  их убрать с передовой, то он отказался уходить, пошел в разведку, подбили броневик, и он своими руками задавил одного фрица и только тогда ушел в тыл....

 

Вспоминает бывший командир 3-взвода 5 роты 820 сп мл.лейтенант Васильев Лаврентий Кузьмич:

…В/звания курсантам не были присвоены. Когда началась война их расформировали по взводам. В мой взвод был направлен курсант Бок, уроженец из Молдавии, он обо всем мне и рассказывал. У меня он был ручным пулеметчиком 1-м номером.

   Вскоре уроженцев Западной Украины, Западной Беларуси, Молдавии, немцев по национально­сти откомандировали в тыл. Бок был очень хорошим смелым бойцом. Я очень много просил ко4мбата майора Лихобабина оставить его под мою ответственность. Он отве­тил: приказ, есть приказ! ..

 

 

     В 117 сд продолжало прибывать пополнение. В первую очередь формировали подразделения 240 и 275 сп. Шло формирование 259 отдельного саперного ба­тальона. С раннего утра и до сумерек шли занятия с прибывшими на пополнение по строевой и огневой подготовке, тренировки по использованию средств борь­бы с танками. Ежедневно рыли окопы и щели до кровавых мозолей, совершали марш-броски по лесисто-болотистой местности. Люди изнемогали, и в короткие ночные часы падали на землю и засыпали. Но не все ночи были для сна, часто снова звучала тревога, и марш-бросок на 20-30 км с полной выкладкой.

 

Вспоминает бывший красноармеец 240 сп Стригин Сергей Андреевич:

…Я не видел в эшелоне ни девушек, ни техники, все ехали в граждан­ском, начальника эшелона не видел. Мы приехали на передовую часов в шесть или в восемь. Лейтенант нас повел обмундировываться человек 30-35.

…На фронт приехали, стали высаживаться из ваго­на. Подошел старший лейтенант и повел в лес. Мы спрашиваем, какая часть, какая рота, он нам не сказал. Обмундировали человек 30-35, одели каски, кому доста­лись, кому нет. Стали спрашивать винтовки, он сказал, на поле боя возьмете, и по­вел нас в рожь.

   А винтовки кому достались, кому нет, а кому достались негодные: у кого мушки нет, у кого ствол раздутый, но он нам объяснил, что винтовка в руках умелого бойца поражает врага не только огнем, но и штыком и прикладом, так что все винтовки для боя год­ные. Во ржи переночевали, командиров ни од­ного не знаем: в рожь вел один командир, утром повел другой отступать в лес…

 

 Вспоминает бывший шофер 173 мсб красноармеец Трыков Федор Андреевич:

…в нашем городе Куйбышеве нас шоферов отобрали целый состав и отправили на фронт.

     Прибыли на фронт и меня с машиной Зис-5, которая била оборудована для обслуживания 173-й медсан­бат, в котором находились 35 автомашин санитарные, т.е. эвакогоспиталь, вот мы их и обслуживали, была бригада солдат человек 6…

 

Вспоминает бывший водитель 240 обс сержант Покровский Иван Степанович:

…Прибыл я в дивизию для пополнения 10 июля 1941 года, дивизия уже участвовала в боях. На месте прибытия мне было присвоено звание сержант. Я был зачислен в 240 отдельный батальон связи в 1 роту 1 взвод 1 отделение на должность водителя бронемашины…

 

     10 июля на станцию Буда Кошелевская начали прибывать подразделения 405 полевой почтовой станции, её личный состав не был одет в военную форму.

Вспоминает бывший связист ППС 405 красноармеец Макеев Андрей Иванович:

…10 июля я был вблизи к фронту под Го­мелем ст.Буда Кошелевская по направлению к Жлобину, и мы нахо­дились в своей одежде и работали в 405-й п/п станции…


     Немцы продолжали совершать налеты на станцию Буда Кошелевская и бомбить прибывающие эшелоны. Железнодорожники мужественно и самоотверженно делали под бомбами свое нелегкое дело, рискуя жизнью, спасали людей, технику, под­вижной состав, ликвидировали разрушения, не уходя в укрытия даже во время налетов.

     В течение всего дня в районе Жлобин-Проскурин отмечались действия разведпартий противника. Противник обстреливал позиции, занимаемые 154 и 117 стрелковыми

дивизиями из 81 мм минометов и 55 мм гранатометов. Вечером немцы вели интенсивный огонь по ст.Хальч батареей 150 мм орудий из дер.Луки (ЦАМО фонд 63 ск опись 388836 дело 20 лист 6). 

     На 10 июля 1941г Западный фронт уступал фашистской группе "Центр" по живой силе в 1,6 раза, по артиллерии в 1,8 раза, по самолетам в 2 раза, по танкам в 7 раз (Андрющенко Н.К. "На земле Белоруссии летом 1941 года" Минск 1985г). Однако результаты боев 5-8 июля показали, что немецкие танки с нашими танками Т-34 и КВ в бой не вступают, пехота немцев при ата­ке нашей пехоты и конницы проявляет трусость, штыкового боя не принимает, а отходит, залегает и отбивается огнем. 

     Сильной стороной противника по-прежнему оставались: минометы, орудия ПТО, глубокие вклинения танков и мотоцик­листов. Противник продолжал широко использовать распространение тревожных слухов при помощи агентов, парашютистов, забрасываемых в тыл и паникеров (ЦАМО фонд 63 ск опись 388835 дело 2 лист 34).

     Всё это было отмечено в сообщении заместителя начальника Западного фронта и доведено начальником штаба 63 ск Фейгиным до начштабов 61, 117, 154 и 167 сд.

 

Ф.Гальдер: 10 июля 1941 года, 19-й день войны. В танковой группе Гудериана 3-я танковая дивизия сменена кавалерийской дивизией и тремя передовыми отрядами. Она высвобождена для включения в ударную группу. В 5.00 ударная группа начала наступление в районе Быхова. (Бо­лее позднее донесение: наши войска закрепились на восточном берегу Днепра; донесение, полученное в середине дня: начато строительство моста).

 

     11 июля, 1941 года Государственный Комитет Обороны предписал Ставке Верховного Командования организовать три Главных Командования отпора врагу: Северо-Западное, Западное, Юго-Западное. Главнокомандующим войск Западного направления был назначен Маршал Советского Союза С.К.Тимошенко.

     

     

     Командующим 21-й армией вместо маршала Будённого назначен генерал-полковник Ф. И. Кузнецов, снятый с должности командующего Северо-Западным фронтом. Сам маршал Будённый стал главнокомандующим войсками Юго-Западного направления, куда входили Юго-Западный и Южный фронты.

 

Сандалов, Леонид Михайлович

Пережитое

 

13 июля, когда мы только занимали оборонительный рубеж по реке Проня, в штаб армии стали поступать тревожные сведения о форсировании противником Днепра к северу и югу от Могилева. Мы с членом Военного совета Ф. И. Шлыковым поехали уточнить обстановку к командиру 63-го стрелкового корпуса, оборонявшегося по Днепру перед городами Рогачев и Жлобин. Это был мой старинный знакомый, комкор Л. Г. Петровский. Леонид Григорьевич не заставил себя упрашивать.

— Здесь у нас не «Рогачевские маневры», — сказал он с иронией, — хотя мы и обороняемся под Рогачевом. Ночью в полосе соседней армии кто-то действительно проворонил подводную переправу вражеских танков через Днепр... А теперь, когда гитлеровцы захватили на восточном берегу плацдарм, сил для уничтожения их не хватает. 

— У нас здесь тоже немцы пробовали форсировать Днепр, но с большими потерями были отброшены назад, — заметил начальник политотдела корпуса полковой комиссар Воронов. 

— Утром сюда приезжал командующий нашей двадцать первой армией генерал-полковник Ф. И. Кузнецов, — продолжал Петровский. — Поставил меня в известность, что к Быхову через Довск выдвигается сто пятьдесят первая стрелковая дивизия. 

Слух мой резанула названная Леонидом Григорьевичем фамилия командующего армией: 

— Позвольте, почему Кузнецов? Разве Герасименко уже не командует армией? 

- Командует, да не нашей, — ответил Петровский. — Вы, как я вижу, оказавшись в тылу, совсем отстали от жизни. А жизнь не стоит на месте. Два дня назад командование Западного фронта стало главным командованием Западного направления. Армии группы Буденного, в том числе и двадцать первая, переданы в непосредственное подчинение главкома Западного направления маршала Тимошенко. А Семен Михайлович назначен главнокомандующим войсками Юго-Западного направления и на днях уехал из Гомеля на Украину. Герасименко тоже получил новое назначение, а к нам пришел Кузнецов. По его приказу готовлю наступление на Бобруйск.



     В 117 сд продолжалось переформирование и пополнение частей и подразделений. Новый командир дивизии понимал, что скорейшее восстановление боеспо­собности дивизии требует, прежде всего, укрепления командного звена стрелко­вых полков.    

     Командиром 240 сп был назначен майор Студеникин Иван Васильевич, в прошлом начальник одной из школ МКС 167 сд, затем старший помощник начальника 2-го отделения Отдела Боевой подготовки 21 Армии. 10 июля 1941 года начштаба 21 Армии генерал-майором Гордовым майор Студеникин был представлен к правительственной награде ордену Ленина. Получив задачу на самолёте У-2 перелететь линию фронта и доставить приказ частям армии, действующим в тылу врага, и направить их для наступления с тыла на противника в направлении Слуцк-Бобруйск, он проявил исключительное мужество и храбрость. Пролетая за линию фронта, своевременно доставил приказ частям и на обратном пути, не смотря на то, что самолёт был подбит, спас самолёт вместе с лётчиком и благополучно вернулся в штаб армии (из наградного листа). Майор Студеникин в итоге был награждён орденом  Красного Знамени и получил назначение на должность комполка в 117 сд. Начальником штаба полка, по-прежнему, остался капитан Лукьянченко. 

     Командиром 275 сп был временно назначен начальник оперативного отделения штаба 117 сд полковник Герасимов Михаил Александрович, который в период своей службы на Дальнем Востоке , был начальником штаба прославленного Волочаевского полка. Для капитана Ляпина, который стал начальником штаба 275 сп, эта короткая совместная служба стала своего рода "академией на по­ле боя", выдвинувшей его впоследствии в ряды наиболее тактически грамотных, инициативных и волевых командиров полков 21 армии.

Начальником особого от­дела штаба 117 сд был назначен капитан Понятовский, его заместителем капитан Автоменко Е.В..

По данным сайта ОБД: капитан гб Автоменко Елисей Васильевич, замначальника особого отдела НКВД 117 сд. Пропал без вести в сентябре 1941. Жена – Автоменко Вера Фёдоровна, г.Куйбышев, кл.Фрунзе 127 кв.15.

 

 

                                                    ЖБД ЗАПАДНОГО ФРОНТА:

   21 АРМИЯ – к 13.00 11.07 части армии, удерживая рубеж по р.ДНЕПР, продолжала сосредоточение. Перед фронтом армии противник активных действий не проявлял.

   102 сд , 69, 67 ск – положение без изменений.

   67 ск 232 сд и 110 сп 53 сд закончили перегруппировку и занимали рубеж /иск/ СТРЕШИН, БЕЛЫЙ БЕРЕГ, имея на участке /иск/ СТРЕШИН, устье р.БЕРЕЗИНА 110 сп.

   О 75 сд сведений не поступало.

   28 сд сосредоточилась в районе БРАГИН.

   25 мк – 55 тд и 219 мсд продолжал сосредоточение в прежних районах. 50 тд – без изменений.

   16 мк сосредотачивается в районе МОЗЫРЬ. К 11.07 прибыл мотострелковый полк и тылы 15 тд.(?)

   Бронепоезда №51 и № 52 вели бои, взаимодействуя с отрядами полковника КУРМАШЁВА в районе ст.СТАРУШКИ, ст. РАБКОР, РАТМИРОВИЧИ. Отряд КУРМАШЁВА7.07 и 9.07 уничтожил до 30 танков и бронемашин противника.

Штарм 21 – ГОМЕЛЬ.

 .



Вспоминает бывший пом.старшины 4 роты 240 сп Сидоров Александр Васильевич:

Нас из 3 роты осталось 12 человек (4 рота). Командиром роты стал Савин (Исаев), он был командиром пулеметного взвода в полковой школе. Клеменко был у нас в полковой школе командиром 2 взвода месяца два, пока Урманов был в отпус­ку. Начальника штаба полка лейтенанта, красивый мужчина лет под 40 (старший лейтенант Маслов Виктор Алексеевич, ПНШ-1 240 сп). Его убило одним из первых пулей в лоб. Возле меня он шел, но был под градусами, ему толи делать нечего было. Савин был у нас командиром роты, когда сформировались…

…осталось от подразделения нас собралось человек 15 во главе с лейтенантом пулемётного взвода, он стал коман­диром роты. Колосовский командиром взвода и Осипов, остальных  не помню фамилии…

…Нас из роты человек 14 осталось, остальные растерялись неизвестно где. Один лейтенант Исаев командир пулеметного взвода. Командир батальона был жив и водил на Рогачев, хороший был, участник финских боев. Лет 50 ему было тогда, ка­питан. Начали формироваться, пополнение пришло, но оружие одни лопатки.

   Лейтенант командиром роты стал, Осипов командиром взвода…

Командир отделе­ния 2 взвода сержант Даниленко Я.Ф. стал старшиной роты, а я помощником старшины.

По данным сайта ОБД: лейтенант Маслов  Виктор Алексеевич, помощник начальника штаба 240 сп, Западный фронт, ПриВО, 1905г, в КА с 1940г. Пропал без вести 6.7.1941г. Жена: Маслова Прасковья Степановна.

 

Вспоминает бывший начальник штаба 3 батальона 240 сп лейтенант Синель­ников Василий Федорович:

В Буда Кошелевской мы получили пополнение из Куйбышевской области. Люди прибыли необмундированные. Мы получили на складе только гимнастерки, ору­жие не поступало, пришлось разъяснять людям, что оружие они должны будут добыть в бою. Командиром батальона был назначен капитан Плотников, быв­ший начальник штаба 2-го батальона, призванный из запаса перед войной….

 

          Немцы продолжали периодически забрасывать в район расположения 117 сд диверсионные группы с целью разрушения объектов тыла и деморализации мест­ного населения. В лесу около станции Буда Кошелевской диверсанты одной из таких групп присоединились к линии связи и вызвали на разговор один из ДОП-ов. Кто-то из персонала ДОПа при разговоре назвал место расположения скла­да боеприпасов. Через 10 минут появились вражеские самолеты и стали бомбить. Личный состав склада и шофера ценою жизней пытались вывезти боеприпасы в безопасное место, но это не удалось.

 

Вспоминает бывший врач ППМ 707 гап Рождественский Орест Георгиевич:

В один из приездов в ППГ №2308 был немцами взорван эшелон с бое­припасами. Долго продолжались мощные взрывы, разрушая все вокруг. В это время в ППМ имелся только санитарный автобус, в котором возили все медицинское обору­дование. Однако вскоре при возвращении из ППГ в лесу мы наткнулись на утонув­шую в грязи бортовую машину. Шофера с этой машины не было. Своими силами мы сумели завести её и вытащили из трясины. Больших трудов стоило уговорить хозяйственников прикрепить эту ма­шину к ППМ. Стало легче работать. Мы перегрузили имущество на новую машину, ав­тобус возил только раненых….

 

Вспоминает бывший красноармеец 275 сп Кожар Евгений Федорович:

…Бомбежка в лесу была днем часов в 11. На левую сторону был молодой лес, сосна лет 25-З0. И площадь небольшая. На правую сторону лес смешанный и старый.

   Налетели самолеты звеньями по 3 и поочередно начали бомбить. Поскольку машин было много, возник пожар. Горело все. Но многие машины выходили сразу при первых налетах.

   Я сразу спрятался под откос узкоколейки. Поскольку почва песчаная, от­кос был прямой, но стали сыпаться сверху сучья и верхушки деревьев. Вижу, что мое убежище плохое. Я решил выбежать из леса в рожь. И, когда делали разворот, я стал выбегать из лесу, и в это время наша машина выходила из леса, и шофер крикнул: «Садись!".

   Я вскочил на подножку, и выехали в рожь. Немного проехав, остановились. Стояли недолго, больше часа, а потом переехали в другой лес. Вот тогда я видел эту картину, что был ужасно большой пожар….

 

     От всех бойцов и командиров требовалась постоянная высокая бдитель­ность, чтобы пресечь действия коварного врага. Для прочесывания местности стали выделяться стрелковые подразделения совместно с автовзводом. По ин­формации местного населения устраивались засады на перекрестках дорог и в населенных пунктах.

     Продолжало поступать пополнение личным составом и некоторым количест­вом вооружения и техники. Получил пополнение и 820 сп, в основном из Нико­лаевского и Неверкинского районов Пензенской области.

 

Вспоминает бывший красноармеец 3 батальона 820 сп Гоголев Михаил Алек­сандрович:

…Я был призван на третий день войны. Наши эшелоны были в пути трое суток, ехали спокойно, без налётов немецких стервятников. Выгрузились мы в лесу. В лесной сторожке размещался штаб дивизии, и расформировали нас по полкам. Я попал в 820 сп.

(Драгунск). Наш полк занял оборону на краю деревни, на огородах. Ночью мы высадились, но с наступлением утра мы уже окапывались. Какая деревня, не помню, но был разговор, что мы находимся в Черниговской обл.. На запад от деревни в полукилометре был лес крупный….

…помню я, что был связным у ст.политрука Ларионова….

 

     Автомашины ЗИС-5 и орудия 76 мм получил 1-й дивизион 322 лап.

Прибывавшие с эшелонами командиры привозили из Куйбышева письма и по­сылки. Их с нетерпением ждали, расспрашивали. Всем хотелось побольше узнать о своих самых дорогих и близких, о доме, о том, как переживают советские люди там, в тылу эту войну с проклятым фашизмом.

 

Из письма начальника инженерной службы 117 сд майора Алексеева Михаила Алексеевича от 11 июля 1941 года:

…Милая, дорогая Катюша! Вчера получил от Кузнецова два письма и маленькую посылочку, которую до сих пор не открывал... Майор Черный думает деньги переводить жене через тебя, т.к. он не знает, где она находится. Ответа на письмо, которое он передавал с Кузнецовым, он не получил. Скоро будет своя полевая почта….

 

     63 ск 21 армии продолжал оборонять левый берег Днепра на участке: Гадиловичи - Щибрин - 61 сд, Зборово - Цупер - 167 сд и Кр.Гора - Стрешин - 154 сд.

     В Жлобин и Рогачев прибыли части 1 кд 24 тк, вслед за ними к Днепру подтягивались дивизии 2-й полевой армии немцев (ЦАМО фонд 63 ск опись 388835 дело 1 лист 31).

     В 17.55 над расположением частей 63 ск произошел воздушный бой между нашими бомбардировщиками и ис­требителями противника, поддержанными зенитной батареей немцев из леса се­вернее Рогачева, было сбито два наших самолета (ЦАМО фонд 63 ск опись 388836 дело 20 лист 9).

 

 

                                   БОЕВОЙ ПРИКАЗ № 02/ОП. ШТАРМ 21 ГОМЕЛЬ

1. Перед фронтом армии установлены части 24 танкового корпуса противника.

2. Задача 21 армии – прежняя (по директиве № 02/оп)1. Войскам армии, прочно закрепив за собой вост. берег р. Днепр, не допустить форсирования его противником, уничтожая огнем и контрударами на переправах. 

Границы армии и соединений – прежние.

а) 67 ск с 696 противотанк. полк., 15 минб иметь в первом эшелоне по вост. берегу р. Днепр, 102 сд и 151 сд – во втором эшелоне в районе Малиновка, Ямное, Задубье. Подготовить контрудары направлениях Быхов, Шапчицы, Гадиловичи;

б) 63 ск – задача прежняя, подготовить контрудар силами 117 сд во взаимодействии с 151 сд в направлениях Гадиловичи, Зборово, Рогачев и Цупер, Жлобин, Стрешин;

в) 66 ск – задача прежняя;

г) 50 танковая дивизия – резерв армии – в районе Рогинь, Негово, Коромна. Изучить направления для контратак: Быхов, Гадиловичи, Цупер, Стрешин, Горваль.

3. Начальнику Инженерного отдела армии к утру 12.7.41 закончить минирование вероятных пунктов высадки противника на вост. берегу р. Днепр. Командирам корпусов уточнить пункты минирования.

4. Командирам корпусов в случае высадки противника организовать мощное фланговое огневое нападение по пунктам возможной погрузки и высадки противника, уничтожая огнем артиллерии его переправы. Особое внимание – стыкам между частями и соединениями.

5. Пинская военная флотилия – к исходу 12.7.41 основными силами сосредоточиться р. Днепр в районе Речица – Заспа и по взаимодействии с 66 ск не допустить форсирования р. Днепр на участке Жлобин, Речица.

Штаб ПВФ – Речица.

 

     Общую обстановку на фронте 21 Армии отражала оперативная сводка Штаба Западного фронта на 20.00 11 июля 1941 года.

      

           Оперативная сводка №33 к 20.00 11.07.41 г Штаб Западного фронта.

Шестое. 21 армия. К 13.30 11.7 части армии, продолжая сосредоточение, удерживали прежний рубеж.

 

Перед фронтом армии противник активных действий не проявлял.

102 сд, 63, 67 ск – положение без изменений.

66 ск – 232 сд и 110 сп 53 сд, закончив перегруппировку, занимали рубеж (иск.) Стрешин, Белый Берег, имея на участке (иск.) Стрешин, устье р. Березина 110 сп.

75 сд – сведений не поступило.

Штакор – Телеши.

28 гсд сосредоточилась в районе Брагин.

25 мк – 55 тд и 219 мсд продолжали сосредоточение в прежних районах.

50 тд – без изменений.

Штакор 25 – Новозыбков.

16 мк сосредоточивается в районе Мозырь (к 11.7 прибыл мотострелковый полк и тылы 15 тд.).

Бронепоезда №№ 51 и 52 вели бои, взаимодействуя с отрядом полковника Курмашева, в районе ст. Старушки, ст. Рабкор, Ратмировичи.

Отряд Курмашева 7 и 9.7 уничтожил до 30 танков и бронемашин противника.

Штарм 21 – Гомель.

 

 

 

     Утром 12 июля немцы перерезали в районе Быхова дорогу Могилев – Довск.

      В 117-ю сд из тыла 21 армии прибыли на пополнение несколько молодых врачей выпускников Куйбышевской Медицинской академии. Среди них был и военврач 3 ранга Бруснигин Алексей Васильевич. Он был направлен врачом в ППМ 240 сп.

 

 

                                                    ЖБД ЗАПАДНОГО ФРОНТА:

    21 АРМИЯ – в течение дня продолжала удерживать прежний рубеж. На фронте армии противник активных действий не производил. Днём редкая артиллерийская и миномётная стрельба.

   На участке НОВ.БЫХОВ, ГАДИЛОВИЧИ наземной разведкой на глубине 3 км противника не обнаружено.

Так же не обнаружен противник на глубине 7 км в направлении СТРЕШИН. 11.07 в направлении ЖЛОБИН (?) отмечалось сосредоточение мотомех.сил противника.quot;,/fontfont color= В течение дня 11.07 авиация противника вела усиленную разведку района обороны 63 ск.

   В ночь на 1font-size:11.0pt;font-family:2.0margin-left:36.0ptpaddi4ng:0cm 0cm 0cm 0cm7 частые полёты авиаци/spanи противника в районах ГОМЕЛЬ, МОЗЫРЬ.

   102 сд, 67 и 63 ск без изменений.

   67 ск 151 сд совершает марш в район ДОВСК.

   117 сд  в прежнем районе на переформировании.

   75 сд ведёт бой на рубеже ЛЕНИНО, СИНКЕВИЧЕ, ОЛЬШАНЫ. Перед дивизией подразделения 11 кп 40 кд противника.

   25 ск – продоложает сосредоточение в прежнем районе.

   16 мк – сведений нет. По оперсводкам Генштаба известно, что 16 мк /19 и 44 тд/ в ЮЗФ в районе ЖИТОМИР. 15 тд разгружается в районе МОЗЫРЬ зап.фронта.

   696 птп и 15 мин.батальон в 12.00 12.07 сосредоточились в районе ДОВСК и приступили к созданию противотанкового рубежа.

На участке Нов.БЫХОВ, РОГАЧЁВ 12.07 на вост.берег р.ДНЕПР переправились прибывшие из глубокого тыла противника остатки 36 тд около 600 человек под командованием командира дивизии.

   О наличии матчасти и о состоянии отходящей дивизии данных нет.

                Штарм 21 – ГОМЕЛЬ.



     Этот день был особенно радостным для бойцов и командиров, поскольку дивизия получи­ла долгожданную почтовую службу в лице 405 полевой почтовой станции, которая начинала свою работу с 15 июля 1941г. По этому поводу вышло приказание частям Западного фронта. В ча­стях и подразделениях с большим подъемом выбирали и назначали почтальонов, писали письма родным. Каждый спешил сообщить, что он жив, воюет и полон решимости защищать свой дом, свою Родину до последней капли крови.

     Всего было зарезервировано 4000 номеров полевых почтовых станций. Введены в действие с 22.06.41 и далее присваивались по мере формирования новых в/ч. Заменили при вхождении в Действующую Армию 4-значные условные номера тех соединений и объединений, что были переданы в состав Действующей Армии. Использовались в течение всей войны, несмотря на кажущуюся замену их с 6 февраля 1943 г. 5-значными условными номерами в/ч, названными словосочетанием "Войсковая часть – полевая почта". Последние лишь детализировали более мелкие подразделения соединений и объединений (смотри справочник "Войсковые части - полевые почты"), а также были присвоены отдельным воинским частям и учреждениям.

     Присвоение номеров ППС соединениям и объединениям осуществлялось распоряжением дислокационно-почтового отдела Главного Управления связи РККА.

     До 5 сентября 1942 г. написание адресов на почтовых отправлениях могло быть таким:

Вариант 1: "Д.К.А., 105 ппс, 158 артполк".

Вариант 2: "Д.К.А., 105 ппс, 158 ап".

Вариант 3: "Д.К.А., 105 ппс, п/я 14", где Д.К.А. – Действующая Красная Армия.

     Номер почтового ящика воинским частям (учреждениям), входившим в состав соединения (объединения), присваивался приказом командира соединения (объединения), которое обслуживала эта ППС, и его принадлежность может быть установлена только при наличии в архиве приказа об этом командира соединения (объединения) или иного сводного перечня, например, в документах вышестоящих объединений.

     В первых двух случаях невольно раскрывалась настоящая нумерация воинских частей, и их дислокация в случае захвата почты противником в районе расположения части, что происходило нередко.

 

п/я 252 – штаб 117 стрелковой дивизии

п/я 52 –это 240-й стрелковый полк п/я


     52/3 - рота связи

     52/6 – сапёрная рота, 

     52/7 - взвод музыкантов или весь штаб полка


п/я 72 – это 275-й стрелковый полк

п/я 72/25 - пулемётная рота

п/я 72/33 - миномётная рота

п/я 31 – это 820-й стрелковый полк   

     п/я 31/11 – 7 рота ,


     п/я 31/8 - взвод музыкантов

п/я 49 – это 105 орб

п/я 66 – это 707 гап

      п/я 66/8 – штаб гап

п/я 53 – это 321 озад

п/я 50 – это 322 лап


п/я 7 - это 196 пахз(пекарня)

п/я 6 – это 173 мсб

п/я 48 – это 240 обс

п/я 55 - 121 автобатальон

 

Из письма начальника штаба 117 сд полковника Старостина Матвея Фадеевича от 12 июля 1941 года:

Дубовая роща. Здравствуй, моя дорогая Ляличка! Чувствую и переживаю сам то, что ты и вся страна, вместе взятые. Ты теперь видимо уже убедилась, что Советский Союз, народ его, занят тем, чтобы очистить землю нашей не­объятной Родины от фашистов. Это теперь основная задача всего нашего на­рода. Я живу неплохо, питаюсь тоже ничего. Немного только изменилось время в смысле отдыха, вот тут я почти не сплю. Голова, как пивной ко­тел. С одной стороны, от ежедневных взрывов бомб и снарядов, с другой стороны, ниспавши. Рассчитывать на скоротечность войны, конечно, не приходится, а нужно набраться терпения и ждать исходного конца, когда враг будет окончательно сломлен и прогнан.... 

 

Из письма командира взвода 105 орб мл.лейтенанта Кожевникова Никифора:

… Шлю вам свой горячий привет и всех наилучших пожеланий, каких только можно. Живу я сейчас ничего, нахожусь на фронте в действующей армии, и бьем фашистов. Не ранен и не убит, как вы, может быть, думаете до получения этого письма, и не думаю быть убитым. А, если уж придется, постараюсь до­рого продать свою жизнь. Еще раз говорю, что постою за Советский Союз и даром не отдам свою жизнь. Дудинцева Анатолия я видел здесь тоже. На днях я принял первое крещение - участвовал в бою….

 

Из письма начальника штаба 707 гап майора Спирина Василия Степановича от 12 июля 1941 года:

Здравствуй Надя! Пишу с фрон­та три письма, и вот в это время самолеты противника. На наше располо­жение сбросили 9 бомб! Отдал распоряжение, искать раненых и убитых. Вчера отправил тебе два письма и телеграмму! Но знаешь, до получения твоего письма я писал неправильный адрес, то есть я писал гор. Куйбышев

в/гарнизон  3 кв. 22. Ты сходи в эту квартиру, там много писем моих. И одно письмо есть для тебя на почте. Теперь можешь писать мне письма по­следующему адресу: Зап. фронт     Действующая армия полевая почтовая станция №405 707 гап майору Спирину. Напиши, получила ли ты мою посылку.

     Твое письмо я перечитываю несколько раз, особенно письма ребятишек. Молодцы они у нас, не унывают. 15.07  вышлю тебе подъемные деньги и свою зарплату. Я еще буду получать 25% к зарплате, фронтовых. Так что ты подучишь 1400 рублей примерно. Ну, вот все, моя Наденька. Написал бы больше, да некогда, частые налеты авиации, все время в напряжении. Гайнулина и Некрасова еще нет! Наверное??? Не говори! Целую всех, Вася. Жду письма и телеграммы….

    

     Прибывшее пополнение продолжало проходить обучение, знакомиться с об­становкой на фронте, принимало присягу.

     Мелкие разведывательные группы немцев вели разведку бродов и переправ во всей полосе обороны 63 ск (ЦАМО фонд 63 ск опись 388836 дело 13 лист 6). Противник сосредотачивал мотомехчасти, артиллерию и авиацию в районе Жлобин-Лебедевка, по-видимому, готовясь этими дня­ми попытается начать переправу. Против­ник вел периодический обстрел позиций 318 гап БМ (ЦАМО /spanфонд 63 ск опись 388836 дело 1 лист 8) .

     В 12 часов 12 июля 117 сд полу­чила приказ о переходе частей и соединений 21 армии в решительное наступле­ние. В соответствии с этим приказом,  61,167 и 154 стрелковые дивизии насту­пали в первом эшелоне в направлении Бобруйска и Быхова.

     117 сд получила задачу, наступая во втором эшелоне 63 ск, обеспечить надежную оборону по левому берегу Днепра во всей полосе 63 ск и быть готовой развить успех наступления.

 

 Из воспоминаний  бывшего командира 167-й дивизии этого корпуса генерал-майора Василия Степановича Раковского:

...12 июля к 12 часам я был вызван на командный пункт командира корпуса, имея с собой все данные о состоянии частей и их боеспособности. На КП Л. Г. Петровского был и командующий 21-й армией. Я представился командующему, и он устно отдал мне приказ, суть которого была такова: 

     Перед 167-й дивизией противник в данный момент занимает оборону на широком фронте и достаточных резервов не имеет. 

     Приказываю: 

     13 июля в 15.00 167-й стрелковой дивизии форсировать р. Днепр и занять г. Рогачев, имея в виду дальнейшее наступление в направлении Бобруйска. 

     Для меня этот приказ был неожиданным, так как раньше никаких признаков на переход в наступление с форсированием Днепра не было. 167-я дивизия занимала оборону тоже на широком фронте и к наступлению была не готова. Поэтому я обратился к командующему армией с просьбой увеличить время на подготовку. Однако командующий разъяснил, что времени дать не может. 

     Тут же с КП комкора я передал по телефону начальнику штаба полковнику Чечину распоряжение: собрать командиров частей, их заместителей и начальников штабов, вызвать к реке переправочный парк дивизии. Но в ответ он сообщил, что переправочный парк дивизии сегодня уничтожен авиацией противника. Положение резко осложнялось. 

      Перед моим уходом Л. Г. Петровский сообщил, что придает 167-й дивизии корпусной артиллерийский полк, командир которого находится уже в пути к моему КП, и кроме того, сказал, что он в 15.00 будет в районе переправы у Рогачева. 

     На обратном пути мы с комиссаром А. Г. Сергеевым обдумывали план действий, исполнение которого могло встретить немало затруднений. 

     На командном пункте дивизии все офицеры были уже в сборе. В нескольких словах я изложил боевую задачу, очень коротко заслушал соображения начальника инженерной службы и начальника артиллерии дивизии. Чтобы дать командирам частей возможно больше времени для подготовки и организации боя, приказ отдал коротко. Очень краток был и полковой комиссар Сергеев при изложении политической задачи. 

      План форсирования Днепра был прост, так как, кроме десятка обыкновенных лодок, никакого переправочного имущества не было. Суть плана состояла в том, чтобы форсировать Днепр на двух полковых участках. 520-й стрелковый полк (командир полка подполковник Иван Яковлевич Некрасов) переправлялся у подорванного деревянного моста близ Рогачева. 615-й стрелковый полк (командир полка полковник Ефим Георгиевич Голобоков) имел целью активными действиями с применением дымовой завесы на возможно более широком фронте отвлечь внимание противника от основного направления. Средства переправы — подручные и лодки, которые имели командиры полков. Задача 520-го полка состояла в овладении Рогачевом, 615-го полка — в захвате плацдарма глубиною 1,5 — 2км. 

     У западного берега Днепра скопилось много плотов и сплавного леса. Было решено под прикрытием артиллерийского огня переправить отряд для захвата этого леса, чтобы построить из него штурмовой мостик для пехоты. 

      После отдачи приказа комиссар дивизии А. Г. Сергеев, начальник политотдела батальонный комиссар Герасименко и почти весь состав политотдела направились в части. Сергеев выехал в 615-й полк, так как его участок был удален на значительное расстояние, а средства обеспечения этого полка были незначительны. Политические работники, коммунисты разъясняли личному составу задачу и значение ее выполнения. Все было направлено к тому, чтобы уничтожить фашистов в этом районе. 

     Сложность обстановки, тяжесть борьбы еще больше сплотили личный состав дивизии, воины были готовы выполнить поставленную задачу. Только эта самоотверженная решимость помогла нам преодолеть препятствия, и дивизия, растянутая более чем на 30 км по фронту, смогла, произведя перегруппировку, начать наступление с форсированием крупной водной преграды на подручных средствах....



 

БОЕВОЙ ПРИКАЗ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО ВОЙСКАМИ ЗАПАДНОГО НАПРАВЛЕНИЯ №60:

12 июля 1941 г.       

     7. 21 армии перейти в наступление силами 63 ск (61, 167 и 154 сд) с 42 и 503 ап, 696 гап, 13 сад с фронта Рогачев, Жлобин в направлении Бобруйск и 232 сд на Шапилки, Паричи с задачей овладеть гор. Бобруйск и районом Паричи. Одновременно наступлением 102 и 187 сд из района Талоново, Шапчицы в направлении Комаричи, Быхов уничтожить группировку противника, действующую в быховском направлении.

          117 сд для обеспечения рогачевско-жлобинского направления выдвинуть на восточный берег р. Днепр на фронт Рогачев, Жлобин.

 

                                                ЖБД ЗАПАДНОГО ФРОНТА:

   21 АРМИЯ – продоложала сосредоточение и перегруппировку , прочно удерживая занимаемый рубеж и ведя наземную разведку на западном берегу р.ДНЕПР. Противник перед фронтом армии активных действий не проявлял, ограничиваясь редким артиллерийским и миномётным оьстрелом наших позиций. В 12.00 13.07  отряд 167 сд занял ОЗЕРИЩЕ, противника не обнаружил. Высланная разведка на рубеж МАРМОЛЬ, ШАПИЛКИ также противник не обнаружен.

   Отряд КУРМАШЁВА 12.07 вёл бой с отрядом противника в районе ЗЕЛЕНКОВИЧИ. Противник оставил ЗЕЛЕНКОВИЧИ, отошёл на ГЛУСК.

   

 

Ф.Гальдер: 12 июля 1941 года, 21-й день войны. Захвачена в плен часть штаба 13-й армии противника. На основании показаний пленных и трофейных карт установлено, что наше наступление через Днепр явилось пол­ной неожиданностью для противника.


 

 

                           БОЕВОЙ ПРИКАЗ № 03/ОП. ШТАРМ 21 ГОМЕЛЬ. 13.7.41 02.40

6. Командиру 117 сд вместе с 110 сд, 36 лап, 537 кап выдвинуться на вост берег р. Днепр на участке Зборово,Рогачев, Жлобин, Стрешин, устье р. Березина, прикрыть наступление армии.

 

     По приказу командира 117 сд 240-й сп совместно с 707 гап обеспе­чивали оборону в районе Зборово - Рогачев - Лучин, 820-й сп совместно с 322 лап и 222 оптд обеспечивали оборону в районе Кр.Гора - Жлобин - Проскурин и 275-й сп совместно с дивизионом 637 кап обеспечивали оборону района Проскурин-Стрешина-устье реки Березины (ЦАМО фонд 63 ск опись 388836 дело 20 лист 28). Рис.9.

 

\s

 

     Таким образом, все районы переправ в полосе обороны 63 ск надежно прикрывались стрелковыми и артиллерийскими частями 117 сд.

     В ночь на 13 июля части 117 сд начали выдвигаться на свои участки обороны. Заместителем командира 707 гап по политчасти вместо не вернувшегося из боя 6 июля батальонного комиссара Гайнуллина Г.Ш. был назначен батальонный комиссар Вагин Аркадий Осипович из политотдела 117 сд.

 

Из письма заместителя командира 707 гап по политчасти батальонного комиссара Вагина Аркадия Осиповича от 13 июля 1941 года:

Милая Тося! Жив, здоров, назначен комиссаром в гаубичный полк. Живу хо­рошо. Кушаю досыта. Нахожусь на Бобруйском направлении. Увидимся еще не раз….


.
Если Вы располагаете какими-либо сведениями о 117 сд, фронтовыми письмами, воспоминаниями, свяжитесь с автором - kazkad@bk.ru. Спасибо!

                         НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА -      117sd.wmsite.ru
  117-я стрелковая дивизия 1-го формирования 2011 © Все права защищены  
Счетчик посещений
Победа 1945  
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS