117-я куйбышевская стрелковая дивизия 1-го формирования

ПЕРВЫЕ.

НА ЧЕТЫРЁХ ФРОНТАХ

окопная хроника боевого пути 117 сд

      
                                                         НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА -      117sd.wmsite.ru                             
                           


В данном разделе новостей нет.
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА -      117sd.wmsite.ru

14.1. … там, где был командир и начштаба, там формировали дивизию заново….

14.1. … там, где был командир и начштаба, там формировали дивизию заново….  |  14.2. Без вести пропавшие.  |  14.3. Расформирование.  |  14.4. Последний комдив.

     Бои в Оржице после ухода наших основных сил продолжались еще больше суток.

Оржица — большое село, раскинувшееся на берегу реки того же названия. Один берег этой реки высокий и крутой, а другой — низменный и болотистый. Болота, гиблые и непроходимые, особенно во время осенних дождей, тянутся далеко на восток, и единственная дорога здесь пролегала по гребню широкой, и длинной земляной дамбы, построенной как мост через эти топи.

 

Вспоминает бывший военфельдшер 173 мсб Волкова(Кузьмина) Александра Егоровна:

…В Оржице, когда строили переправу, на горе был сарай, там оказывали помощь мы познакомились, был один кадровый стар.воен.фельдшер и я стар.воен.фельдшер, его звали Николай….

 

По данным сайта ОБД: рядовой Сидоров Николай Николаевич, 1918г, Ивановская область Пучежский р-н д.Тататриха. Пропал без вести в октябре 1941г. Последнее письмо ппс 405 п/я 6 (173 мсб). Отец – Сидоров Николай Николаевич .

     Совершенно фантастическим по своему беспримерному героизму и самопожертвованию был последний бой 23 сентября раненых бойцов и командиров 117 сд, оставшихся в Оржице после ухода медперсонала 173 мсб.  

 

  Смирнов С.С. «Госпиталь в Еремеевке»

     И наступил день, когда кольцо сжалось до предела, и в Оржице уже не было наших войск: все, кто мог ходить, даже легкораненые, ушли на прорыв.

     Но и после этого часть села оставалась недосягаемой для немцев. На окраине Оржицы, у высокого берега, изрытого окопами и траншеями, продолжался бой. И когда немецкие разведчики донесли своему командованию, кто ведет этот бой, генералы не сразу поверили — слишком уж невероятным казалось донесение. Там, в окопах над рекой, залегли те советские бойцы и командиры, которые физически не могли уйти вместе со своими товарищами, — люди, тяжело раненные или раненные в ноги.

     Одни из них уже не могли передвигаться и только стреляли, лежа на месте. Другие еще были в состоянии ползать и под прикрытием огня товарищей то и дело пробирались к окраинным улицам деревни, где стояли брошенные обозные повозки, нагруженные патронами, так же ползком возвращались обратно, волоча за собой тяжелые патронные ящики или куски мяса, отрезанные от туш убитых лошадей.

     Здесь, на этой выгодной позиции, можно было продержаться долго, и раненые приняли молчаливое решение дорого продать свою жизнь и погибнуть в бою, но не сдаться в плен. Обреченные на смерть, истекающие кровью, обмотанные грязными бинтами, из последних сил сжимающие в руках приклад винтовки или рукояти пулемета, лежащие под бесконечным осенним дождем на раскисшей земле, в залитых водой окопах, эти люди уже спокойно смотрели навстречу своей неизбежной судьбе и старались не поддаваться унынию. Они даже смеялись и шутили. Они окрестили свою высокую удобную позицию "галеркой", а противоположный низкий берег — "партером", и, как только на этом "партере" или же со стороны деревни показывались зеленые цепи атакующих немцев, меткий огонь раненых вычесывал ряды гитлеровцев и заставлял их снова залечь.

     Несмотря на обстрел из пушек и минометов, которые подтянул сюда противник, неравная борьба все же продолжалась несколько дней. Рассказывают, что самолеты, летая на бреющем полете над берегом, разбрасывали листовки, отпечатанные на машинке в немецком штабе.

     "Безногие солдаты Оржицы! — говорилось в этих листовках. — Ваше сопротивление бессмысленно. Немецкая армия вступила в Москву и в Петербург. Красная Армия разбита. Спасайте свою жизнь и сдавайтесь в плен. Немецкое командование немедленно обеспечит вас протезами и хорошим питанием".

     Но на эти призывы из окопов все так же отвечали огнем, который, впрочем, слабел с каждым часом. Сопротивление прекратилось, когда почти все защитники "галерки" были убиты. Лишь несколько "безногих солдат Оржицы", еле живых, лишившихся сознания, попало в плен.

     Так закончилась трагедия на левобережном Приднепровье. Но еще долго после этого на всем обширном пространстве, где недавно кипела битва, валялись неубранные трупы, и повсюду — в полях и в болотах, на огородах и в придорожных кустарниках — под осенним дождем в грязи стонали, умоляя о помощи или о смерти, тяжелораненные люди, которых гитлеровцы безжалостно обрекли на медленную и мучительную гибель…

 

Ф.Гальдер:   23 сентября 1941 года, 94-й день войны. Обстановка на фронте: перед фронтом 17-й армии и северным флангом группы армий слабое, отчасти неорганизованное сопротивление. Противник предпринимает последние попытки вырваться из окружения.

В русских газетах и за границей сообщения о боях у Киева получили большой резонанс... Восточное Киева окружение противника протекает в соответствии с планом. Гудериан начинает приводить в порядок свои войска, готовя их для выполнения новой задачи. Однако перед его вос­точным флангом, между Ахтыркой и Сумами, все еще держатся отдельные части противника.

 

     Оставшийся в живых медперсонал 173 мсб, военврачи, фельдшеры, медсестры, пытались выйти на соединение со своими войсками. Кому-то из них это, в конце концов, удавалось, но многие попадали в итоге в плен к немцам, а  кто-то навсегда остался лежать в лесах Украины.

 

Вспоминает бывшая медсестра санитарного взвода 173 мсб Марасанова (Осипова) Анна Ивановна:

…Были у меня подружки тоже медсестра Бородина М.Д. и Коваль Е. Обе погибли в этом лесу, где мы попали в окружение….

…К вечеру нас увели дальше от машин, и мы ночевали в копнах….

 

По данным сайта ОБД: Бородина Мария Дмитриевна, военфельдшер 173 мсб 117 сд, 1922 года, г.Сызрань, убита 24 сенября 1941 под Оржицей, похоронена в лесу 1 км юго-западнее Оржица… Отец – Бородин Дмитрий Петрович, г.Сызрань, ул.Советская 41.

 

По данным сайта ОБД: Коваль Екатерина, ст.опер.медсестра 173 мсб 117 сд, г.Куйбышев, убита 24 сенября 1941 под Оржицей, похоронена в лесу 1 км юго-западнее Оржица…Мать – Щербак Анна Павловна, г.Куйбышев, ул.Галактионовская д.55, кВ.24.

 

Из донесения о безвозвратных потерях  бывшего командира 173 мсб, начальника ППГ-503 военврача 2 ранга Чурилова Михаила Григорьевича от 23.04.42г:

…Прилагаю список потерь личного состава 173 мсб /которого сейчас нет/. Прошу выслать на них извещение по указанным адресам. Сам я лично не могу выслать в виду того, что мсб разбит. Они выходили вместе со мной из окружения и в боях под Оржицей, рядом со мной, они были убиты осколком разорвавшегося вражеского снаряда. Данные по Бородиной полные, по Коваль – всё, что удалось восстановить по памяти...

 

Вспоминает бывший военфельдшер эвакуационно-транспортного взвода 173 мсб ст.военфельдшер Волкова Александра Егоровна:

…Когда стало темно, немец бросит ракету и по нас стреляет.

   Мы всю ночь шли. Ракета тухнет, бежим, горит - лежим, ползем. Так до наступления рассвета. Еще было темно. Я смотрю, одна, деву­шек нет. Одну девушку встретила, и взялись за руку, чтоб не теряться. Один летчик с перевязанной рукой, Черномордюк Евгений из Ленинграда, сказал, живет недалеко от Октябрьской площади. Он говорит, я третий раз выбираюсь из окружения.

   Мы оказа­лись в поле, где были снопы, а ночью бежали и кукурузу и подсолнечник прошли. И давайте по 2 человека ложиться под снопы и пролежим до наступления темноты. Мы легли с этой девушкой. Познакомились, она в штабе армии машинисткой работала из Гомеля воль­нонаемная, звали Клавой. Он берет снопы между гусеницами проходит, и мы остались открытые. Нас подняли на танк, там уже сидело 3 чел. наших. Один был с тремя шпалами, но он прятал их под куртку. Он нас преду­предил, чтобы мы убрали комсомольские билеты дальше, или уничтожили, чтобы им не попали. Другой танк прошел, где лежал летчик, они руки не подняли и их на месте пристрелили. А с нами, наверное, что девушки, не заставили руки поднимать.

  Соби­рали полную площадку, на дорогу разгружали, строили колонну и повели. Клава идти не могла, её все же немного придавило, вечером, когда нас загнали в колхозные са­раи на ночь, Клава потеряла сознание, температура была высокая, и её увезли, не знаю куда. А я, как встала в колонну, увидела знакомого, звали Петя. Он из ремонтно-восстановительного батальона, стояли рядом с МСБ, из Куйбышева.

  Так нас вели 3-4 дня. Довели или г.Лубны или Прилуки, там лагерь в/пленных. Один в/пленный помог нам бежать из плена, а сам остался.

  Я в плену искала своих, но никого не встретила, встретила Анну Васильевну Незбытную 1921г. рожд. из Куйбышевской обл., не знаю из какой она части, и врача из-под Москвы, и трое стали выходить из окружения. Мы не могли бы выйти, если бы не встретили еще 2-х мужчин. Один лейтенант, другой ст.лейтенант ,и вот 5 человек выходили из окружения. Ста­ли вместе выбираться к своим. Если бы не они мы бы плутали. Октябрь месяц мы голодные и холодные, чисел и дней не знали. Если шел дождь, то мы стоя­ли под деревом до нитки мокрые, даже шевельнуть ногами иногда не могли. Однажды дождь лил целые сутки, мы все синие сбились в кучу и не двигались целые сутки, а потом мокрые встать не могли, ноги отнялись. Когда дождь перестал, еле сделали костер, и к вечеру только немного пришли в себя. Когда немного просохли, ст.лейтенант попросил нас идти в село принести что-нибудь покушать и сведения, а мы двигаться не можем. Ст.лейтенант ска­зал: "Милые девушки, я по себе знаю, как вам тяжело, но вы должны идти. Ес­ли я сам пойду, то погибну, и Вы все погибнете". У него была корта, по ко­торой мы шли. Мы с Аней всегда ходили в село за сведениями, спрашивали, когда здесь были бои, есть ли в селе немцы, где наши, просили кушать, кто что даст. Вышли к своим под Ахтыркой.

…Когда выходили, встречали людей из 8, 5, 26, 37 армии. Встретили из 26 армии 196 дивизии, и они удивились, что вырвались из Оржицы. Это же котловина. Мы хотели выручить 21 ар­мию и сами попали в окружение….

…В Ахтырке нас кормили и отправили в Харьков меня и Аню, а остальных в артполк там же в Ахтырке….

 

Вспоминает бывшая медсестра санитарного взвода 173 мсб Марасанова Анна Ивановна:

…Когда попали в окружение, разбили нас на группы, и мы двигались по направлению к нашей линии обороны, шли под бомбежками и пулеметными обстрелами. Я выходила в группе комиссара 173 мсб Родионова и нач.сан.службы дивизии в/врача 2 р-га Ржевского Петра Матвеевича, и еще одна медсестра, её звали Люба, она из Черкасс….

…Любу мы раньше отпустили в Чер­кассы….

…Ржевский легкомыс­ленно распустил мсб, спасая свою шкуру. Мы его выводили из населенных пунктов, где были немцы, прятали его. А когда я с ними уже осталась одна, он меня хотел  бросить в каком-либо селе, когда подходили к его дому, где жил его отец….

…Ржевский довел нас до села, где жили его роди­тели под Харьковом. Он остался в доме родителей. Линию фронта он с нами не переходил.

А мы с Родионовым так и решили перейти линию фронта. Перешли мы реку Се­верный Донец, село Большое Маслово, и наши войска стояли в селе Щебекино….

      Затем мы попали с Родионовым в НКВД г.Старый Оскол.

…В НКВД меня спрашивали: где мои родители, где братья и сестра, что я видела у немцев, когда выходила из окружения. И тут же меня выпустили и направили в резерв медработников, который стоял в Лис­ках. Оттуда я получила направление в часть.

      Родионова разжаловали, наверное, за то, что бросили машины, медикаменты и все медоборудование. И распустили людей, выби­райтесь, кто как может. Он же комиссар, он должен был вывести людей с боем. Хотя стрелять-то у нас нечем….

…Родионова выпустили через семь дней, разжаловали в звании и на­правили на передовую рядовым, где он погиб. Меня по выходу из окружения направи­ли на Сталинградский фронт в госпиталь №833...

…О деву­шках, которые застрелились, я до сих пор ничего не знаю, это, наверное, получилось позже, когда группы разделились и разошлись по лесу. Возможно, на этом месте и ос­тались девушки и при приближении немцев, возможно, здесь они и застрелились. Но после окружения, когда я письменно разыскала комбата, то он мне об этом ничего не написал…

 

По данным сайта ОБД: ст.политрук Родионов Семён Иванович, военный комиссар 173 омсб 117 сд. Пропал без вести в феврале 1942г. Жена – Пожидаева мария Игнатьевна, г.Куйбышев, ст.Рожки.

 

Вспоминает бывший начальник 5 отделения штаба 117 сд майор Долгошеев Афанасий Яковлевич:

…Командир медсанбата военврач Чурилов М.Г. личный состав повел отдельно, и после переправы я его не нашел. И только после выхода уже в октябре месяце я его встретил задумчиво сидящим около дома в Ахтырке. При виде меня он как очнулся, сказал: "Как, ты жив?" Я сам тебя видел лежащего с разбитой головой и доложил об этом". Я ему ответил: "Значит, долго буду жить". Я понял, что у него были большие потери личного состава….

 

Вспоминает бывший писарь ПФС 820 сп красноармеец Сагадеев Фарид Хадыевич:

Я с несколькими бойцами пополз  в сторону леса. Беспрерывно вспыхивали немецкие ракеты, и раздавалась беспорядочная стрельба.

     Начиная с этой ночи, целый месяц я пробирался в сторону фронта, примыкая то к одной, то к другой группе бойцов разных частей, днем скрываясь в коп­нах и скирдах, пробираясь ночами на северо-восток. В октябре я примкнул к группе, возглавляемой капитаном-пограничником. Они направлялись в сторону Харькова. Для доставки продуктов группе я переоделся в гражданскую форму и, двигаясь несколько впереди, заходил в населенные пункты и, если нет немцев, приводил группу на отдых и кормление.

     20 октября в небольшом хутора близ ст.Талалаевка я вдруг наткнулся на немцев. Оказалось, что они делали "проческу". Офицер снял с меня шапку, ска­зал: "Зольдат!" Повели меня за хутор. Я подумал, что ведут на расстрел. Но вскоре показался костер, вокруг сидели десятка два красноармейцев, их охра­няли немцы. Так я очутился в немецком плену….

 

Вспоминает командир взвода 321 озад лейтенант Бурлаков Георгий  Иванович:

…Я так же был пропавшим без вести 20-го или 21-го октября, но 21 октября был пойман в плен при прорыве из окружения у станции Гребенка с другими подразделениями (остатками наших разбитых частей)….

 

По данным сайта ОБД: лйтенант Бурлаков Георгий Иванович, командир взвода 321 озад,  1916г, Калининская обл, г.Торопец. Призван в октябре 1937г Торопецким РВК. Пропал без вести  августе 1941г. Проходил службу в ппс 405 п/я 53 (321 озад 117 сд). Мать – Бурлакова Александра Николаевна, г.Торопец, ул.Высская д.11.


Вспоминает бывший оперуполномоченный 707 гап лейтенант Андреев Алек­сандр Григорьевич:

…И подошел самый страшный момент. Кто сразу попал в плен, кто группами еще бродили, стараясь как-то пробиться через линию фронта и по одиночке.

   И вот такое передвижение меня привело до района Оржица, Оболонь и дальше двигался по ночам и дошел в Полтавской обл. Велико-Кринковский р-н. Откуда был взят в Германию….

…В течение двух месяцев бродили, так и не могли выйти из территории захваченной немцами. Установилась немецкая власть , и полицаи каждого прохожего проверяли. Поэтому дальнейшее движение было бесполезны,и я был на территории оккупированной Полтавской области целый год….

 

 

     Те, кто сумел вырваться из окружения, продолжали пробираться к линии фронта. Тернист был путь на восток. Много трагедий пришлось пережить, но ве­ра в победу Красной Армии и ненависть к захватчикам вела воинов 117 сд сквозь все преграды.

А ещё…просто чертовски хотелось жить. И одно это заставляло идти и идти вперёд.

 

Вспоминает бывший начальник 5 отделения штаба 117 сд майор Долгошеев Афанасий Яковлевич:

…Моя группа двумя взводами шла по тылам противника примерно дней 15. Передвижных средств не было, да и зачем они при выходе ночью и куда. Ране­ных не было. Питание было подножное. Ночью по пути вырывали буряки, капусту, соли и хлеба не было. В группу прибывали ночью и уходили ночью, а в дневное время, замаскировавшись, от­сиживались в копнах, а иногда в лесу. А в это время появлялись немецкие группы, заезжающие в населенные пункты за продуктами. 

…23 сентября на пути к Лубнам убыл из группы начфин 117 сд Иваненко А.А.

 

По данным сайта ОБД: интендант Иваненко Александр Артемьевич, 117 сд, 15.02.1904г, г.Белая Церковь, попал в плен 27.09.41г в районе Лубны, лагерь XIII D(62), лагерный номер 15615. 23 августа 1943г совершил побег и не был пойман!

.

 …Встретил Иваненко, неделю спустя встретил Зорина (~30 сентября)….

     …Однажды ночью убили теленка, роздали на руки мясо и тут же пошли дальше, варили в касках. А иногда, послав разведчика, он говорил, что в этом селе и близко немцев нет. Тогда мы заходили и просили у населения покормить нас, а иногда давали нам на дорогу хлеба….

…Идти можно было только ночью. Присое­динялись военнослужащие других частей, потому что каждый хотел к кому-нибудь примкнуть для выхода из окружения. Отказать нельзя. Представьте мое положение. Куда вести? Чем кормить? Фляг для воды нет, и воду пили только ночью с любого ме­ста, лишь бы была вода. Как скрытно провести такую небоеспособную группу? Люди почти все шли в форме, да и другой одежды не могло быть….

      Спали в копнах днем, подходит мужик с топором, спрашивает: "Что, сука, лежишь?" Один раз утром подъехали немцы в длинных серых шинелях, оказывается, неподалеку были убиты немецкие шофера. Если бы сделали проческу, нас бы обнаружили.

   Через реку Псел переправились днем или к утру. Лопатина встретили за 5 дней до выхода из окружения (командир 6 ск 26 армии).

   Через некоторое время 27 сентября, с большим  трудом переправившись через реку Сула, я присоединился к выходящей из окружения группе генерал-майора Лопатина (помимо его желания) и дней 5 шагал за его группой, пока не разошлись. Наконец, он приказал, чтобы все имели оружие (а где взять патроны), но в бой не вступать и идти от него подальше. Но, так как мы выходили только ночью, он уходил, и мы не знали, куда и когда, т.е. время.  

   Группа его была примерно 20-25 пограничников, сам он был командиром кавалерийского корпуса. Моя группа шла по тылам противни­ка примерно дней 15. Документов от прибывавших дорогой никто не проверял, да и не было такой формальной возможности. А в это время появлялись немецкие группы, заезжающие в населенные пункты за продуктами. Позади моей группы подавались сигнальные ракеты, а кто и почему, неизвестно. Были и другие курьезы. Мне трудно было вести такую группу, т.к. карты не было, а была только схема железнодорожных движений и компас, который после перехода вплавь приходилось сушить на груди. Он очень много мне помог, а иногда и населе­ние.

     Документы никто не про­верял, да такой возможности не имелось.

… 29 сентября к нам примкнул комсостав шта­ба 406 артполка, который шел у меня во втором взводе: Орлов Наум Давыдович - батальонный комиссар, комиссар полка; Борисов Василий Порфирьевич - ст.лейтенант, начальник штаба 406 артполка; Соколов Павел Максимович -  техник-интендант 1 ра­нга, пом.командира по мат.обеспечению и Гиндина Софья Израилевна - фельдшер 406 артполка. Когда они примкнули ко мне, не знаю, а ведь эта группа могла бы идти и сама, но я не смог отказать им идти со мной.

… т.Евсеев Н.И. политрук, инструктор из 117 сд. Когда нам было очень трудно выходить, он сказал, что можно оставить 1-й лист партбилета, а остальные можно сжечь, поскольку неоднократно нас преследовали немцы и даже обстреливали.

…Линию фронта перешли вплавь реку Псел южнее Сарьи утром 3 октября. Перейдя, мы в лесу около населенного пункта Лютенька разожгли костры, обогрелись, высушили обмундирова­ние. Я приказал дать мне списки. Люди же изголодавшие, почти босые, с окрова­вленными ногами не пожелали дальше идти такой группой, и пошли почти в одиночку, кто куда по незанятой немцами территории.

…Вышло из окружения со мной 52 человека (18 средних и старших командиров, 10 младших командиров и 24 рядовых), 43 из них с оружием. Из 117 сд было 18 человек (5/5/8 соответственно)….

…Из окружения я с группой прорвался км за 20 от Лебедина на участке 1 гв. сд….

…Люди были изголодавшие, по­чти босые с окровавленными ногами. Они пошли по нашей территории уже само­стоятельно, а я с бойцами и командирами 117 сд на попутной машине поехал в Ахтырку, где снова формировалась 21 армия, хотя её командование к тому времени еще не вышло из окружения….

…Здесь я был назначен на­чальником 3-го Оргпланового отдела Управления тыла 21 армии, позже был началь­ником штаба Управления тыла 21 армии. 

 

     В это же примерно время вышел из окружения в районе г.Сумы врач ППМ 707 гап 117 сд Рождественский Орест Георгиевич, а спустя некоторое время вышел из окружения старшина 9 батареи 707 гап Воронов Василий Дмитриевич.

 

Вспоминает бывший врач ППМ 707 гап Рождественский Орест Георгиевич:

…Вышел я из окружения недалеко от г.Сумы….

 

Вспоминает старшина 9-й батареи 2-го дивизиона 707 гап Воронов Василий Дмитриевич:

… Я и две санитарки прошли по тылу у нем­цев 600 км и перешли линию фронта в районе Константиновка на Донбасс… Из окружения я вышел числа 25 октября….

 

 

Ф.Гальдер:  25 сентября 1941 года, 96-й день войны. Почти полностью уничто­жены группировки противника в котлах восточнее Киева.

 

     О своей одиссее на восток вспоминает бывший начальник штаба 321 озад лейтенант Рохманюк Михаил Дмитриевич:

…Далее мы шли через Вороньки и Шумейково, через мес­та, где неделю назад разыгралась трагедия гибели штаба Юго-Западного фронта. Шли на Роги. Идти было тяжело. Шли только ночами, а днем отсижи­вались в лесах и оврагах. Через реку Сула переправились южнее Лохвицы и шли мимо Пески, Разбишевка, Глубокая Долина, Рымаровка, Цепки, Вели­кая Будища.

     Двигались в основном по наитию, расспрашивали местных жителей, когда и в каком направлении отошли наши войска, и где наибольшее сосре­доточение и направление движения немцев. На окраине Тростянца мы вошли в район действий 1 гвардейской стрелковой дивизии.

   В последний день,14 октября, когда попали в район, где действовали только немецкие разъезды, пошли днем, нас попытался перехватить конный разъезд, отходить нам было некуда и мы дали залп (нас было 17 человек, а нем­цев не более 10-12) и они повернули назад. В 500-700 м нас встретил красноармеец, провел через минное поле, а дальше сдача оружия, проверка в отделе "Смерша",  еще двухдневный переход с отступающей дивизией, и мы попали в штаб 21 армии, где меня знали, поручились, и я без задержки был направлен в резерв ЮЗФ. Осень бы­ла холодная, ночью подмораживало, а со штабом 21 армии мы до Белгорода ехали уже по снегу…

     Командир 321 озад майор Дземешкевич перешел линию фронта несколькими днями позже меня на участке нашей же 21-армии….

 

        Каждый день, то в одном, то в другом месте группами и одиночками выходи ли из окружения через линию фронта воины 117 сд. В каждом таком выходе, как в фокусе, были сконцентрированы лучшие воинские, гражданские и человеческие качества бойцов и командиров 117 сд: мужество, стойкость, преданность Роди­не, ненависть к фашизму, товарищеская выручка, готовность пожертвовать со­бой ради Победы.

 

     Вспоминает бывший наборщик типографии дивизионной газеты "Ворошиловский стрелок" красноармеец Трушин Георгий Павлович:

Когда я попал в плен, меня гнали этапом 3-е суток. Кто не мог двигаться, расстреливали в пути на дорогах, и было очень много таких слабых, которые были расстреляны в дороге. Мечты о побеге были все время, в пути нас очень строго сопровождали: чуть в сторону, сразу собаки тебя хватают, а если что, то сразу расстреливали. Не понравился ты конвоиру - сразу стреляет, человек выбился из сил, не мог идти, его пристреливали…

…На 4-е сутки нас пригнали в Гадячский район. Когда нас пленных пригнали в лагерь Гадяч Полтавской обл. неподалеку от г.Кобыляка, то там я встретил Юлдашева, предлагал я ему бежать со мной. Он отказался, говорил, что нас постреляют, мы не уйдем. Там наших было очень много….

…На окраине села был лет­ний скотный двор с постройками. Было огорожено проволокой в два ряда с проходом внутри для охраны. Я днем присмотрелся и выбрал место для побега ночью.

     Было те­мно и холодно. Часовые ходили по двое, у них по углам ограды горели костры. Они как пройдут раз, встанут на 5 мин погреться, вот я в это время раз попытался пролезть под проволоку, не дает шинель. А второй раз землю руками разгреб, тря­почкой нижнюю проволоку подвязал до верхней, снял шинель и пролез. И так же про­делал во втором ряду, но еле успел отвязать проволоку и отползти немного, как появилась охрана. Но она ничего не заметила. И так я ночью ушел из лагеря.

     Но приходилось идти до своих и ночами и днями, опасаясь немцев и своих жандармов. Пришлось дойти до линии фронта между Ростовом и Новочеркасском….

…Через линию фронта я перешел сам, хотя нас было 5 человек. Помню зимой мороз я шел уже к фронту и вот ночью, не доходя км 3 до фронта было село. Я прошел село почти все, на окраине видна была конюшня колхозная и тут дом, под домом был под­вал. Я захожу в подвал, а ход был со двора, а в подвале еще таких, как я, 4 чело­века. Ну и решил я этой же ночью переходить фронт вместе, но они сказали так иди ты вперед, а мы после за тобой.

    Дождавшись поздней ночи, я вышел из подвала, смо­трю, сильное движение на передовую и от передовой. Я посчитал, что идет смена передовой и сразу пошел в сторону от дороги на передовую и прошел без всякого. Но когда я стал подходить до своей передовой, я встретил нашу разведку. Они мне сказали, давай быстрей проходи, сейчас начнется наступление. Вот так я перешел фронт….

…и дошел до Новочеркасска. Там мне удалось перейти фронт. Но, как я только перешел, меня сразу схватил особый от­дел. Уже ставили меня к стенке, как предателя Родины, но после чего отправили в Новочеркасскую тюрьму, где я просидел 2 месяца, и допрашивали только два раза. А потом отправили в Старобельск, там раньше были польские лагеря.  Я  там я пробыл 2,5 месяца, а допрашивали только один раз. После всего этого меня направили 275 азсп в хим.роту, где я был всего полмесяца. И меня перевели в учебно-танковый батальон. Это уже было под Сталинградом….

 

     Вышедший из окружения командный состав после проверки направлялся в ре­зерв Юго-Западного фронта в г.Алексеевка Белогородской области.

 

Вспоминает командир 3 батареи 321 озад Годун Владимир Демидович:

…После этого с бойцами и шел. Большими группами выходить было невозможно, так как фронт продвинулся далеко на восток, и при обнару­жении таких групп, немцы для их уничтожения применяли все виды оружия,  вплоть де самолетов.

     На одном из островов, недалеко от дер. Постановка, разбился по группам человек по 40, и началось движение.

     Вышел из окружения 14 или 15 октября 1941 года в районе города Грайворон (Курская область), пройдя не тылам более 400 км в составе группы. Вы­шел с партдокументами, военными документами, в форме, при оружии. Со мной вышел комиссар 5 авиадесантной бригады, полковой комиссар, и еще техник-лей­тенант Красавин. Прошел проверку в особом отделе 21-й армии в г.Грайворон, где всех бойцов у нас забрали, политсостав направили в г.Изюм, офицерский состав направили в г.Алексеевка….

 

     Директивой Ставки №002342 от 26.9.1941г в 23.50 в целях сосредоточения всего внимания и усилий маршала  Тимошенко на делах Юго-Западного фронта Ставка Верховного Главнокомандования решила назначить маршала Тимошенко командующим Юго-Западным фронтом.


     27 сентября 1941 года новый командующий ЮЗФ маршал Тимошенко Семён Константинович издаёт  Приказ №27 войскам ЮЗФ

                                                       /Первоисточник/

1.      С 27 сентября 1941 года в Ахтырке приступить к формированию Управления 21 армии.

2.      К исполнению должностей допускаются:

Командующего Армией – генерал-полковник тов.Черевиченко (Яков Тимофеевич).

Членов Военного Совета – Бригадный комиссар тов.Сердюк Зиновий Тимофеевич).

Начальников штаба армии – генерал-майор тов.Данилов (Алексей Ильич).

Начальником оперативного отдела – генерал-майор тов.Символоков (Виталий Николаевич).

Начальником связи армии – полковник тов.Филин (Николай Михайлович).

 

     Подбор начальствующего сотава на прочие должности разрешаю произвести генерал-полковнику тов.Черевиченко и бригадному комиссару тов.Сердюк из резерва начальствующего состава Юго-Западного фронта.

 

3.      Состав 21 Армии определить:

2 кавкорпус

1 гв.стр.дивизия

81, 295 стр.дивизии

1, 125 танковые бригады

 

4.      Формирование Управления 21 Армии закончить к 1.10.1941 года. В управление войсками вступить с 24.00 27.09.1941 года.

 

Командующий войсками ЮЗФ                                    Член Военного Совета ЮЗФ

Маршал Советского Союза Тимошенко                                       Н.Хрущёв

                                                     Начальник штаба ЮЗФ

                                                  Генерал-майор Покровский


      Прибывало пополнение, необученное, необстрелянное. Здесь они принимали при­сягу, учились стрелять, переползать, окапываться, действовать в штыковом бою. Часто обстановка складывалась так, что приходилось малообученные под­разделения отправлять на передовую, и они доучивались в боях, неся большие потери. Остро не хватало командного состава, особенно имевшего боевой опыт.

     Первыми из частей 117 сд начали формироваться 105 орб и 820 сп.

 

Вспоминает бывший начальник штаба 117 сд майор Обушенко Иван Федотович:

…Все отходящие войска группами формировались в соединения и части в Сумской обл. г.Ахтырка место штаба 21 армии, в том числе и 105 орб…. 

…Наших людей, в том числе офицеров, вышло из окружения много, но у них не было документов. Они меня нашли в моем номере гостиницы в г.Харькове, и я их фотографии на временных удостоверениях заверил подписью и гербовой печатью 117 сд….

…Из г.Харькова в последних числах октября штаб фронта оставил г.Харьков и передвинулся в г.Воронеж….

 


     А уже 30 сентября поступил Боевой приказ №1 маршала Тимошенко о формировании полевого Управления Юго-Западного фронта.

А.Филиппи:

26 сентября Киевское сражение закончилсь. Было за­хвачено 665212 пленных. Были уничтожены 4 армии русских, действовавших на Юго-Западном направлении и значительная часть еще двух армий….

 

 Ф.Гальдер: 27 сентября 1941 года, 98-й день войны. Части фон Райхенау ведут бои с остатками окруженных войск противника.

 


.
Если Вы располагаете какими-либо сведениями о 117 сд, фронтовыми письмами, воспоминаниями, свяжитесь с автором - kazkad@bk.ru. Спасибо!

                         НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА -      117sd.wmsite.ru
  117-я стрелковая дивизия 1-го формирования 2011 © Все права защищены  
Счетчик посещений
Победа 1945  
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS